АВАДАНА О ГАНДИ.

Благополучие! Хвала всем буддам и бодхисатвам!

Так я слышал. Однажды Бхагаван жил в Шравасти. В парке Анатхапиндады, в Джетаване, он (восседал) вместе с большою общиною бхикшу, состоящей из 12 с половиною ты-сяч бхикшу, а именно: с благородным Аджнатакаундиньей, с благородным Маханаманом, и с благородным Реватой, и с благородным Баккулей, и с благородным Шарипутрой, и с благородным Анандой, и с благородным Пурной, с Майтраянипутрой - таким образом, с 800 тысячами шраваков, первыми из которых были (эти благородные). И все они туда, где находился Бхагаван, в Джетавану, в вихару пришли, к ногам Бхагавана голову склонили и Бхагавану так сказали. И с двадцатью двумя тысячами бодхисатв, а именно: с Сахачиттотпададхармачакраправартином - бодхи-сатвой-махасатвой, и с Аникшиптадхурой - бодхисатвой-махасатвой, и с Майтрейей - бодхисатвой-махасатвой, и с Авалокитешварой - бодхисатвой-махасатвой, и с Махастхамапраптой - бодхисатвой-махасатвой - таковы главные из двадцати двух тысяч бодхисатв - Бхагаван (восседал), и все они туда, где находился Бхагаван, в Джетавану пришли, к ногам Бхагавана головы склонили и Бхагавану так сказали. И вот (Бхагаван) в первую половину дня... пришел в большой город Шравасти за милостыней. Тогда Бхагаван пригласил (с собой) благородного Ананду:
"Давайка, Ананда, возьми (с собой) мою натру и медный посох, пойдем (вместе)".
Затем благородный Ананда с патрой и медным посохом Бхагавана, и за Бхагаваном последовал. Затем благородный Ананда, сложив почтительно ладони, к Бхагавану
обратился [и произнес такую] гатху:
"Когда с Почитаемый В Мирах идет собирать подаяние, (такой, как я), то (пусть исполнится моя просьба
и) да буду (и) я приносить спасение множеству живых существ и освобождать множество живых существ (от перерождений), от страха перед адом, от страха перед рождением, старостью и смертью, от ужаса перед сансарой и духкхой пусть буду я спасать! И после того как (Татхагата), ведущий мир, славный, превосходный, самый знающий, принес (в мир) спасение, многих живых существ, находящихся во власти сансары и духкхи, от ужаса освободил, как будто бы снова дал (им) существование".
Затем благородный Ананда, произнеся эту гатху перед Бхагаваном, умолк. Затем Бхагаван в большой город Шравасти (пришел и)... остановился. Все окна, двери, ворота, запоры...
...Затем, когда в большом городе Шравасти собралась большая толпа народа... Затем в толпе пошли разговоры: "Что случилось, в чем дело?"
В городе возникло благое предзнаменование того, что этот город не должен погибнуть. В то время там в толпе народа находился старик, проживший много сотен тысяч лет, дряхлый, почтенный человек. Затем этот человек той толпе для успокоения сказал:
"Эй, не бойтесь, родовитые юноши! В этой самой области есть вихара под названием Джетавана. Там [Татхагата] по имени Шакьямуни, Архат, Самьяксамбуддха, Совершенно-мудрый, с хорошим поведением, нашедший правильный путь, несравненный знаток мира, направляющий людей, которых нужно обуздывать, на правильный путь, Наставник богов и людей [живет]. Будда Бхагаван в большой город Шравасти пришел за подаянием. Из-за его прихода это благое предзнаменование возникло".
Затем эта толпа народа того старого человека поблагодарила и так сказала:
"Это благое предзнаменование возникло из-за прихода того Бхагавана, Татхагаты, Архата, Самьяксамбуддхи. Как только узришь того Татхагату, Архата, Самьяксамбуддху, какие заслуги приобретутся благодаря этому?"
Затем этот старый человек, той толпе народа рассказал о заслугах [и] добродетелях Бхагавана, произнес об [э]том гатху:
"Кто услыхал имя этого самого владыки мира, от сансары
и духкхи освободившись, тот человек никогда не будет бояться приходящих несчастий. И на небо он взойдет тотчас же. Тот, кто услыхал имя этого самого владыки мира, в течение многих десятков миллионов кальп будет крепко придерживаться [своих] обещаний, прославленный, нашедший правильный путь, великий духом. Десятки миллионов - бесчисленное количество кальп - стоит [твердо] тот бодхисатва, [как] песок. Ганги, никогда он не колебле-тся в страхе перед плохими перерождениями. Тот, кто услыхал имя этого самого владыки мира, никогда не боится, что придут несчастья. Тот, кто имя этого самого
владыки мира помнит в течение десятков миллионов - бесчисленного количества кальп, становится раджей-чакравартином. Тому, который когда-то прежде всего
творил дурные дела, [Бхагаван] им все прощает. Тотчас же этот самый Шакра, Индра среди богов, прославленный, в течение десятков миллионов - бесчисленного количества кальп, идет в Сукхавати. На поле будды в [позе] парьянка
[сидит] всегда будда, бодхисатва. Обладает он голосом Брахмы, сладкогласный Манджугхоша. В течение тысяч [и] десятков миллионов лет приходящие несчастья тому ни-когда не страшны, кто имя этого самого владыки мира помнит".
Затем тот старый человек той толпе народа о заслугах [и] добродетелях Бхагавана рассказав, умолк. Затем Бхагаван вошел в большой город Шравасти через восточные городские ворота, [и в тот момент]... в городских воротах появились двести миллионов лотосов. В этих лотосах двести миллионов бодхисатв, сидящих в [позе] парьянка, появились, приветственно сложив ладони. Затем, как только Бхагаван вошел, из большого города Шравасти девяносто и более миллионов - бесчисленное количество тысяч живых существ оказались в области мира Сукхавати. Восемьсот сорок миллионов - бесчисленное количество сотен тысяч
живых существ очутились в области мира Абхирати на поле будды Акшобхьи, Татхагаты, способного к защите [живых существ].
И вот Бхагаван наконец добрался до дома девушки - городской прачки. Затем Бхагаван в доме девушки - городской прачки подергал за дверное кольцо. Затем та девушка, услышав стук кольца, пришла в волнение:
"Какова причина, в чем дело? Почему в мой дом никогда не заходили [раньше] собирающий подаяние?"
Затем та девушка - городская прачка, сидя в [своем] доме в
одиночестве, залилась слезами, [разразилась] неудержимыми рыданиями [и] запричитала. Несчастная, она стала искать острый нож, [чтобы умереть]. Затем та девушка, сидя в одиночестве, причитая и заливаясь слезами, с
рыданиями произнесла гатху:
"О горе! В доме несчастного бедняка мне лучше умереть, [не] зачем жить. Не нужно мне жить, нет. И если я, несчастная, заболела, кто меня спасет и защитит? Беззащитны сегодня мы совсем, раз уж я родилась в доме бедняка". Затем та девушка, [сидя] в одиночестве, [свои] жалобы в виде гатхи изложив, замолкла. Затем сын богов из сонма чистой обители в область между небом и землей прошел [и к земле] приблизился.
"Посмотрите! Бхагаван множество трудностей, бесчисленное количество миллионов [и] сотен тысяч [трудностей] преодолел. Это Шакьямуни, Татхагата в дом городской прачки пожаловал".
Затем тот сын богов из сонма чистой обители, схватив жем-чужное ожерелье стоимостью в сотню тысяч, взяв [разнообразную], с сотней вкусовых оттенков, пищу для подаяния еды из бенаресских тканей, туда, где находилась девушка-прачка, прибыл. Затем тот сын богов из сонма чистой обители так сказал девушке-прачке:
"Надевай, девушка, эти одежды из бенаресских тканей, это ожерелье - стоимостью не одну сотню тысяч, бери эти яства с сотней [разнообразных] вкусовых оттенков, Бхагавану поднеси...".
Надев те одежды из бенаресских тканей, взяв то ожерелье стоимостью в сотню тысяч... взяв, к Бхагавану приблизилась; приблизившись, Бхагавану поднесла. Затем [Бхага-ван] той девушке-прачке сказал так:
"Приготовь ты, девушка, [мне пищу], как готовили Випашьин, Шикхин, Вишвабху, Кракасунда, Канакамуни, Кашьяпа, Шесть Татхагат, Архатов, Самьяксамбуддха готовили. Таким образом благодаря этому самому приготовлению [твои] перерождения в качестве женщины и [хозяйки] бедного дома заканчиваются!"
Затем та девушка, ту милостыню приготовив, Бхагавану поднесла. Благодаря заслугам и корням [спасения] от поднесения пищи да не родится она ни в каком бедном доме! Затем, после того как та девушка-прачка ту милостыню
приготовила [и] отдала Бхагавану, [она] направилась в свой дом. Бхагаван девушке-прачке так сказал:
"Вернись ты, девушка! Как было в прежнем рождении, я [тебе] напомню, про него я [тебе] расскажу".
После этого та девушка, вернувшись, склонилась всем телом перед Бхагаваном [и] почтила его.
Затем та девушка - городская прачка к Бхагавану обратилась гатхой:
"Конечно, из-за прошлого моего деяния родилась я теперь в бедной семье. Смилуйся надо мною, несчастной, которая женщиной родилась, о вождь! Ты - владыка мира, избавитель от старости и болезней. Освободи страдающий мир. О мой владыка, ты ведь прежде решил:
"Всех существ, живущих здесь, на Джамбудвипе, и по всем десяти направлениям, - всех я их осчастливлю. И всех я их вызволю из моря страданий".
Спасением будь, поддержкой, опорой! Нас, владыка, спаси [от перерождений] в мире! Конечно, из-за прошлого моего деяния родилась я теперь в бедной семье. Спасением для меня будь, о высшее существо! О владыка, избавитель от старости и болезней! Спасением будь, о обладатель высших достоинств. Впредь я не буду совершать дурного, раз уж я переживаю эти страдания. Пожалей меня, о высшее существо! Спасением будь, поддержкой, опорой! Если какие-нибудь живые существа на Джамбудвипе будут помнить твое имя в будущем, когда после твоего ухода в нирвану Учение начнет разрушаться, то, истинно, те дурные деяния, которые [они] прежде совершили, быстро истощатся". Затем та девушка - городская прачка, Бхагавану сказав гатху, снова направилась в свой дом.
Затем Бхагаван той девушке - городской прачке тихонько, словно калавинка, сказал так;
"Вернись ты, девушка! Я напомню [тебе] прежнее рождение, о нем я расскажу".
Затем та девушка, вернувшись, сказала так:
"Поведай ныне, владыка мира, что за тяжкий грех я совер-шила на вечные времена. Конечно, тяжкий грех я совершила, потому и родилась в бедной семье. Ты здесь для всего мира - [словно] водитель каравана. Спаси меня, родившуюся женщиной; спасением будь, опорой, поддержкой. Я всегда буду благодарна, о вождь. Буду прославлять этого Учителя Дхармы: он однажды снизошел в мир скверны, очистил деяние, совершенное мною. Спасением будь, опорой, поддержкой, о несвязанный в [своем] знании, лучший из ведущих мир! Славлю твою защиту, владыка, руки сложив в молитве".
Затем Бхагаван той девушке сказал так:
"В прежнем рождении, девушка, в прошлые времена, бесчисленное количество кальп тому назад, Татхагата, Архат, Самьяксамбуддха по имени Ратнашикхин, Совершенно-мудрый, с хорошим поведением, нашедший правильный путь, несравненный знаток мира, направляющий людей, которых нужно обуздывать, [на правильный путь], Наставник богов и людей, Будда Бхагаван [жил]. Как раз в то самое время столицей был [город] под названием Падмавати. И в это же время в столице Падмавати жил домо-хозяин по имени Падмапрабхаса. Ты была дочерью того домохозяина Падмапрабхасы. Как раз в то самое время по деревням, городам, дорогам и округам бхикшу, собирающий подаяние, за милостыней ходил. Тогда он пришел к твоему дому. Тогда ты, девица, вышла [было] с милостыней из дому, а потом обратно вошла:
"Не стану я давать милостыню этому бритоголовому нищему".
Вследствие этого деяния, девица, ты на протяжении двенадцати тысяч кальп постоянно страдала, рождаясь в бедных семьях. Но благодаря одному твоему благому корню получишь ты сейчас пророчество о [своем] просветлении. Раз ты увидела [того] монаха [во всем его] обличье [и со всеми] знаками [грядущего] просветлениям, то станешь ты, девица, в будущем, спустя необозримое [и] неисчислимое количество кальп - тогда-то, в то самое время, Татхагатой по имени
Нагарадхваджа, Архатом, Самьяксамбуддхой, Совершенномудрым, С хорошим поведением, Нашедшим правильный путь, Несравненным знатоком мира, Напра-вляющим людей, которых следует обуздывать, [на правильный путь], Наставником богов и людей, Буддой Бхагаваном станешь ты в мире".
Затем та девушка Бхагавану, совершив три круга почитания, сказала так:
"Бхагаван, какое же будет для меня поле Будды, на котором я сделаюсь буддой?" -
Бхагаван сказал:
"Это поле Будды будет называться Собранием неисчислимых заслуг, и оно будет подобно области мира Сукхавати. Таким будет это [твое] поле Будды. В позе парьянка там будут сидеть бодхисаттвы, появившиеся спонтанным образом. Таким будет это [твое] поле Будды".
Затем та девушка, довольная, веселая, удовлетворенная, обрадованная, придя в счастливое, хорошее расположение духа, направилась в свой дом.
Затем Бхагаван той девушке сказал так:
"Ты, девица, на седьмой день умрешь, [а] после смерти в восточной стороне, в области Магадха [родишься]. [Там живет] царь по имени Аджитасена. У того царя Аджитасены тысяча жен. Вот у этого царя Аджитасены ты и родишься - как сын [его] жены. Это будет твое последнее рождение из лона".
Затем Бхагаван через западные городские ворота вышел и отправился туда, где был [парк] Джетавана. Затем благородный Ананда, издали увидев Бхагавана, [к его] ногам голову склонил в качестве приветствия, совершил [вокруг него] три круга почитания [и] обратился к Бхагавану гатхой:
"Златоцветный, носитель лучших признаков,
о Муни, [родившийся] с 32 признаками [необыкновенного существа] ! Когда пошел за подаянием, освободив здесь [в мире] всех существ, счастливо направил всех существ, силою дружелюбия отстоял весь мир. Идя за подаянием, о Бхагаван, ты ведь освободил мир от опасности. Сколько есть на Джамбудвипе бодхисаттв, все [они] о Высшем Пути учат. После ухода в нирвану навсегда пусть сохранится эта сутра, созданная Буддой. [И] после того как ты уйдешь в нирвану, не будет утраты Учения. Эта драгоценная сутра будет помниться".
Затем благородный Ананда, произнеся эту гатху, Бхагава-на тремя кругами почитания обошел [и] встал рядом с Бха-гаваном.
Затем Бхагаван пригласил благородного Ананду:
"Ты, Ананда, пойди, ударь в гонг. Пусть шраваки насытятся подаянием".
Затем благородный Ананда Бхагавану сказал:
"Какова, Бхагаван, будет заслуга и благой корень [для того, кто услышал] звук гонга?"
Бхагаван сказал:
"Слушай же, Ананда, о заслуге и благом корне [для того, кто услышал] звук гонга, я тебе расскажу. У того, Ананда, кто услышит звук гонга, пять тягчайших проступков не оставят последствий. И не обратятся они вспять. Вкусят они несравненное полное просветление".
Ананда сказал:
"Каким образом, Бхагаван, благодаря этим [звукам] заслуги [и] благие корни укрепляются?" -
"Слушай, Ананда. У тех [живых существ], которые после того, как я уйду в нирвану, когда произойдет отклонение от благой Дхармы, во время, когде наступит конец Дхармы, в городах, деревнях, на дорогах, в областях и столицах государств, [а также] у тех живых существ, которые, [находясь] в уединенных местах, услышат звук гонга [и] произнесут:
"Слава будде" - у них [у всех] последствия пяти тягчайших проступков исчезнут. Таковы, Ананда, заслуги [и] благие корни [для всех, кто услышит] звук гонга".
Затем благородный Ананда, успокоенный, удовлетворенный, ударил в гонг. Затем по звуку гонга все те махашра-ваки собрались, в соответствующем порядке заняли места и вкусили от милостыни.
Затем там же среди шраваков нахо-дился махашравака по имени Нанднмитра, [который] пришел [и сидел вместе [со всеми]. Затем Бхагаван благородного махашраваку Нанди-митру подозвал [к себе]:
"Давай-ка ты, Нандимитра-махашравака, [отправляйся в путь и] на востоке, в стране Магадха, при царе Аджитасене возьми на себя обязанности кальянамитры".
Затем махашварака Найдимитра Бхагавану сказал:
"Не смогу я, Бхагаван, в тот край земли идти. Те недоступ-ные живые существа убьют меня".
Затем Бхагаван Нандимитре-махашравака так сказал:
"Те живые существа не смогут тронуть даже кончика [тво-его] волоса, не то чтобы убить".
Затем Нандимитра-махашравака ранним утром, надев зо-лотые одежды, того места на востоке, где расположена страна Магадха, [и] столицы царя Аджитасены достиг.
Царь Аджитасена сидел на троне, окруженный десятью миллионами советников, во главе ста тысяч [своих] жен. Затем царь Аджитасена, увидев того махашраваку Нанди-митру, довольный, веселый, удовлетворенный, обрадован-ный, пришел в счастливое, хорошее расположение духа.
Затем царь Аджитасена послал советника:
"Ступай, пусть приведут этого бхикшу!"
Тогда тот советник туда, где сидел Нандимитра маха-шравака, направился. Затем советник тому Нандимитре-махашраваке так сказал:
"Идем, махашравака бхикшу, царь тебя зовет!"
Затем Нандимитра-махашравака тому советнику так сказал:
"Что мне за дело до [вашего] царства? На что мне [ваше]
царство сдалось?"
Затем тот советник приблизился туда, где [сидел] царь
Аджитасена, [и] тому царю Аджитасене так сказал:
"Не идет тот бхикшу к тебе!"
Затем царь Аджитасена пятьсот советников послал, но тот бхикшу не пошел к царю Аджитасене. Затем тот царь своей собственной персоной приблизился к тому месту, где [на-ходился] Нандимитра, приветствовав его молитвенное сло-женными ладонями, так сказал:
"Пойдем, бхикшу, входи в мою столицу!"
Затем раджа Аджитасена, правой рукой взяв того бхикшу [за руку], вошел в свою столицу. Затем раджа Аджитасена бхикшу Нандимитру посадил на трон. Затем раджа Аджи-тасена, таким образом на трон [его] посадив, Нандимитре-махашраваке так сказал:
"Куда ты, бхикшу, идешь, в чем делоп какова причина?" Затем тот Нандимитра-махашравака царю Аджитасене сказал так:
"Те бхикшу, которые приняли обряд правраджьи, все кор-мятся монашеской пищей, собирают милостыню и [ею] насыщаются".
Затем царь Аджитасена тому Нандимитре-махашраваке сказал так:
"Вкусите же милостыню в моем доме! Я тебе, сколько ты будешь жив, милостыню буду подносить. Если ты, бхикшу, моим собственным мясом должен питаться, то я отдам тебе свое мясо".
Затем Нандимитра-махашравака к царю Аджитасене обра-тился гатхой:
"Насыщаюсь я той пищей, которую ты подаешь. Благо-родной пищей и лучшим по вкусу питьем [наслаждаюсь я]... Получишь ты [за это] освобождение. То, что с большим
трудом достигается, [тобою сейчас] получено. Получение [освобождениям] для человека очень трудно достижимо. Вера в [того], кто ведет [мир] согласно наставлениям [в Дхарме], несомненно, труднодостижима. [Даже] для тех, которые согласно наставлениям [в Дхарме], приняли обряд правраджьи и [стали] монахами, очень трудно достижима [вера] в тех, кто ведет [мир] согласно наставлениям в Дха-рме. Трудно увидеть лучшего [из существ], нашедшего правильный путь. Да славится превосходный Будда! Да славится великий Муни, воплощение Дхармы! Да сларится благородный, познавший клешу!. Да славится освобо-ждающий от всех болезней. Да славится тот, кто указывает путь. Да славится освещающий путь [и] дорогу. Да славится освещающий дорогу к просветлению".

Затем Нандимитра-махашравака, радже Аджитасене описав заслуги того Бхагавана, замолчал. Затем царь Аджитасена к тому Нандимитре-махашраваке обратился
гатхой:
"Трудно у о бхикаву, увидеть того самого [Бхагавана]. Трудно достичь [того], чтобы я его увидел. Трудно-достижима такая вера. Тем бхикшу, которые [входят в состав] сангхи, да буду подносить я дары. И ни якши, ни ракшасы, ни преты, [ни] кумбандхи, [ни] махораги не воспрепятствуют этому. Тем бхикшу, которые [входят в состав] самгхи, всегда дары пусть подают [в мире], Трудно
достичь, о бхикшу, простому смертному [того, чтобы увидеть] этого [Бхагавана]. Трудно увидеть, о бхикшу, раджу. Трудно для тех, кто в течение бесчисленного
количества сотен кальп владыку мира совсем не [знал]... для того, который в течение бесчисленного количества десятков миллионов кальп, где бы он ни родился, шел безостановочно к плохому перерождению. Тот, который подобного раджу видит, о бхикшу, не получает плохого перерождения, тот, который подобного раджу видит, о бхикшу. Кальянамитру... которое получает тот собираю-щий подаяние. Те, которые будут подавать милостыню, именно благодаря нее получат освобождение. Тот же, который будет бояться старости [и] болезни, пока от клеши
не освободится, всегда будет жить в страхе. Те, которые будут подносить подаяние, именно благодаря нее [получат освобождение]".
Затем тот царь Аджитасена, Нандимитре-махашраваке описав заслуги [от поднашений], замолчал. Затем Нандимитра-махашравака царю Аджитасене так сказал: "Ладно, махараджа, отведаю я подношение в твоем доме". Затем царь Аджитасена различными кушаньями того Нандимитру-махашраваку [на славу] угостил. Затем
[Найди] митра-махашравака царю Аджитасене так сказал: "А что, государь, есть в твоих владениях парк?"
Царь ответил:
"Есть, махашравака, у меня прекрасный, восхитительный парк".
Нандимитра сказал:
"Пойду я, махараджа, посмотрю тот парк".
Царь сказал:
"Иди, Нандимитра, осмотри парк".
Затем Нандимитра-махашравака направился туда, где был парк царя Аджитасены. Там, в парке, были все те достоинства, которые [только] бывают в парках, а именно: для того, кому жарко, - пруды, наполненные прохладной водой. Для тех, кто попал под дождь, - укрытия. И те пруды, наполненные прохладной водой, с переброшенными через них золотыми мостиками, были прекрасны и очаровательны.
Все те средства, необходимые для наслаждения, которые есть в Джамбудвипе были [здесь]: склоненные деревьям чампаки, ашока, мучилинда, шафран, чудесные благоухающие цветы. Такие из животного лона вышедшие пти-цы, как попугаи, шарика, чакраваки, павлины, кокилы и другие, щебетали на разные лады. И там же, в парке, златоцветные, златоклювые, златокрылые, златоногие птицы появились. И все они восклицали: "Будда!" Затем Нандимитра-махашравака направился в столицу царя Аджитасены.
Затем царь Аджитасена тому Нандимитре-махашраваке так сказал:
"Сходил ты, махашравака, посмотрел парк?"
Нандимитра ответил:
"Посмотрел, [это] очаровательное, превосходное место, чтобы я [мог заняться] созерцанием".
Затем Нандимитра-махашравака обратился к царю Аджитасене гатхой:
"... [Мое внимание привлекли] склоненное в виде лука дерево чампака, ашока, мучилинда, а также шафран и благоуханные и чудесные цветы жасмина. [Там] место
для прогулок устроено на берегу реки, [и] всегда там прохаживаются златокрылые птицы. И пусть они показывают путь к высшему просветлению и дивными,
прелестными, сладкими голосами беспрестанно поют". Затем Нандимитра-махашравака, сказав царю Аджитасене [эту] гатху, замолчал. Затем царь Аджитасена ударил в
барабан. Затем на звук того барабана сбежались отовсюду советники [и] тому царю Аджитасене сказали так:
"По какой причине, махараджа, били в барабан?"
Тот царь сказал:
"Пусть быстро приготовят мне верхового слона или колес-ницу. Я поеду в парк, чтобы развлечься".
Затем те десять миллионов советников, этот приказ услы-шав, моментально тут же приготовили верхового слона и колесницу. И тотчас же царь Аджитасена поехал туда, где находился парк. И Нандимитра-махашравака туда же направился и царю Аджитасене так сказал:
"На этой земле, махараджа, прикажи построить лля меня хижину отшельника, где бы я поселился. Я буду питаться подношением из твоего дома".
Затем царь Аджитасена Нандимитре-махашраваке так сказал:
"Какую хижину тебе нужно построить?"
Нандимитра сказал:
"Какова, махараджа, твоя твердость в вере, такую и хижину
нужно приказать построить".
Затем царь Аджитасена главному советнику сказал так:
"На этой самой земле должна быть построена хижина". Затем главный советник царю сказал так:
"Какую хижину, махараджа, я должен построить?"
Царь Аджитасена сказал:
"Тридцать йоджан в длину, шесть йоджан в высоту, с кры-шей из семи драгоценных камней хижина должна быть построена".
Затем тот советник ту хижину построил. Построив [хижину со сверкающей] крышей из семи драгоценных камней, [со-ветник] направился туда, где находился царь Аджитасена. Царю Аджитасене [он] так сказал:
"Построена, махараджа, хижина, как было приказано". Раджа сказал:
"На той же самой земле нужно соорудить площадку для прогулок, в четыре йоджаны длиной, в две йоджаны шириной нужно [сделать]... “
"[Как] ты, махараджа, приказал, так я сделаю".
Так советником та площадка для прогулок [в четыре
йоджаны длиной, в две йоджаны] шириной [.была устроена]...
Затем советник направился к царю Аджитасене. К царю он обратился гатхой:
"Устроил я площадку для прогулок, очень хорошую. Что ты приказал, то сделано. Еще раньше живые существа почитали [и] прославляли тебя за то, что повсюду [ты] всеми силами способствовал освобождению живых существ. О, [теперь они] получили то, о чем [уже давно] было высказано их желание, чтобы с твоей помощью был освобожден весь мир навсегда. О чем было высказано [ими] пожелание? [О том], чтобы у тебя такой [проповедник] появился, который обяяснял бы Дхарму. Проповедник Дхармы обосновался в хижине и на площадке для прогу-лок. Что тобою было мне приказано, то сделано, и вместе с той самой площадкой для прогулок все сделано красиво.
И вся та земля украшена мозаикой из драгоценных камней, так выглядит теперь эта земля".
Затем царь Аджитасена направился в совою собственную столицу. Затем тот Нандимитра-махашравака, вернувшись [в парк], в той самой хижине сел и погрузился в самадхи бодхисатвы под названием "викирина", [а именно]: отдельно созерцал волосы, отдельно - глаза, отдельно - зубы, отдельно - шею, отдельно - руки, отдельно - сердце, отдельно - живот, отдельно - грудь, отдельно - колени,
отдельно - ноги.
Раджа Аджитасена в течение недели-другой того бхикшу не видел. Затем царь старшему сыну сказал так:
"Дай-ка, сын, схожу я в ту хижину, пойдем туда, где обосно-вался тот бхикшу".
Затем тот царь с сыном направились в ту хижину. Затем тот царь Аджитасена, увидев, что тот бхикшу разобрал свое тело на составные части, пришел в замешательство, так что волоски на теле поднялись от страха, и он ослабел.
Сорвал одежды [и] причитая, задыхаясь от слез и рыданий, сказал сыну так:
"Принеси, сын, острый нож или меч! Я покончу с жизнью!" Затем тот царский сын, почтительно сложив ладони, обра-тился к царю гатхой:
"Не огорчайся, о Индра среди царей, да не узнаю я подо-бной печали. Ведь, лишив себя жизни, ты из-за этого попа-дешь в ад, и даже попадешь в горячий ад, [где] всегда стоит плач. В южной части света живет тот, кто освобождает от старости и болезни, и ни якши [его] не [могут] убить, ни бхуты, ни ракшасы, он - бодхисатва, в мире освобождает от всех несчастий; трудно увидеть того, который указывает путь к просветлению. Был он твоим кальянамитрой. Пришел он в южную часть света ради счастья всех живых существ. Всеведущий он, получил [все] самые высокие достоинства. Владыка мира направил живые существам к твердости духа [и] к неизменному мужеству. Владыке мира - тому великому риши тот, кто возносит хвалу, не идет к дурному перерождению. Не попадут они в несчастье, родятся на небе".
Затем тот царский сын, сказав отцу ту гату, замолчал. Затем царь Аджитасена своему сыну так сказал:
"Откуда, принц, ты знаешь, что этот бхикшу погрузился в созерцание?"
Затем тот царский сын так сказал:
"Посмотри, махараджа, этот бхикшу погрузился в созерца-ние бодхисаттвы. Он освободился от всех клеш, из океана бытия перешел в другую область и ради блага всех живых
существ показывает всем правильный путь".
Затем тот царский сын сказал царю так:
..."Пойду я на ту площадку для прогулок".
Затем тот царь с тем царским сыном, а с ними многие сотни юношей туда, где, находилась площадка для прогулок,
отправились. Затем тот бхикшу тогда прервал созерцание и царю Аджитасене так сказал:
"Заходи, махараджа! Что ты делаешь в этом месте?"
Затем [царь], увидев бхикшу [живым и невредимым], принцу царскую корону передал.
"Пусть [все] в твоем царстве будет соответствовать Дхарме, чтобы не было отклонений от Дхармы в управлении", - принцу сказал.
"Я делал огромное, бессчетное количество дел, которые положено делать царю, но никогда я не чувствовал удовле-творения. Пусть и в твоем царстве [не] будет того, что в моем [царстве] считалось не дозволенным чи царю, ни [его] министрам, считалось не дозволенным верховной власти. Все в твоем царстве таким образом пусть будет соответ-ствовать Дхарме, чтобы не управлялось царство в несо-ответствии с Дхармой".
Затем царь направился в то место, где поселился бхикшу, приветствовал его [почтительно] сложенными ладонями, сказал так:
"Трудно было увидеть тебя, риши, приветствую прибли-жение [будд], несущих освобождение [живым существам] и ведущих [мир]. Трудно [было] увидеть тебя, риши. В течение бесчисленного количества кальп тот, который увидит тебя, риши, получившего освобождение, тот не будет бояться в
течение десятков миллионов кальп, [где] бы он ни родился, что он получит плохое перерождение. Тот, который [твое] имя слышит, мгновенно [получает освобождение]", - сказал царь.
Сев в колесницу, обрадованный...