Махавагга, I, 23, 5 Вопрос Шарипутры (Упатиссы)


В то время в Раджаграхе жил странник Санджая с большой общиной странников – которых было 250. И тогда Шарипутра и Маудгальяна практиковали святую жизнь под руководством Санджаи. Они пообещали друг другу: “Кто из нас первым достигнет “Бессмертное”, расскажет о том другому”.
Почтенный Асваджита, встав рано утром, надев свою мантию и взяв чашу для подаяний, вошел в Раджаграху, собирая подаяние. Наполненный достоинством в том, как он приближался и удалялся, смотрел прямо и назад, сгибал и вытягивал свою руку, он шел, опустив глаза, и каждое его движение было безупречно. Странник Шарипутра увидел, как почтенный Асваджита вошел в Раджаграху, собирая подаяние. Наполненный достоинством, … опустив глаза, и каждое его движение было безупречно. Когда он увидел его, к нему пришла мысль: “Очевидно, что это один из тех людей на земле, кто достиг архатства или встал на путь архатства. Что, если я подойду к нему и спрошу его: “Чьим путем ты следуешь, отказавшись от мира? Кто твой учитель? Чье учение тебя радует?”.
Но тогда странник Шарипутра подумал: “Это неподходящее время, чтобы задавать ему вопросы. Он идет за подаянием в город. Что, если я последую за этим монахом, который нашел путь для тех, кто ищет?”
Тогда почтенный Асваджита, пройдя по Раджаграхе в поисках подаяния, ушел, собрав полученное подаяние. Странник Шарипутра подошел к нему, обменялся дружественными приветствиями, и завязал вежливый разговор, стоя сбоку от него. Стоя там, он спросил: “Твой ум светел, мой друг, ты выглядишь чистым и свежим. “Чьим путем ты следуешь, отказавшись от мира? Кто твой учитель? Чье учение тебя радует?”.
“Есть, мой друг, великий мудрец, Шакьямуни, вышедший из рода Шакья. Я следую путем этого Благословенного. Он - мой учитель. Учение Благословенного меня радует”.
“А в чем состоит учение твоего учителя? Что он провозглашает?”
“Я новичок, мой друг, недавно посвященный, я только в последнее время пришел к этому учению и дисциплине. Я не могу подробно объяснить это учение, могу лишь вкратце объяснить суть”.
Тогда странник Шарипутра сказал почтенному Асваджите:

“Ты можешь говорить много или мало,
но расскажи мне именно суть.
Именно суть мне и нужна.
Какой смысл в лишнем красноречии?”
Тогда почтенный Асваджита дал такое объяснение Дхармы страннику Шарипутре:

Какие бы явления ни возникали из причин,
их причину
и их прекращение.
Об этом учит Татхагата, великий мудрец”.
Когда странник Шарипутра услышал это объяснение Дхармы, к нему пришло безукоризненное, безупречное видение Дхармы: “Все, что подвержено возникновению, подвержено прекращению”.

“Если даже это вся Дхарма,
то ты постиг
беспечальное (ашока) состояние,
незамеченное, упускаемое (нами)
несметное число эр”.

Тогда странник Шарипутра пошел туда, где находился странник Маудгальяна. Странник Маудгальяна увидел, как он приближается издали, и увидев его, сказал: “Друг мой, твой ум светел; ты выглядишь чистым и свежим. Может быть, ты достиг ‘Бессмертное’?”
“Да, мой друг, я достиг “Бессмертное””.
“Но как, мой друг, ты достиг “Бессмертное”?”
Только что, друг, я увидел, как почтенный Асваджита вошел в Раджаграху, собирая подаяние. Наполненный достоинством в том, как он приближался и удалялся, смотрел прямо и назад, сгибал и вытягивал свою руку, он шел, опустив глаза, и каждое его движение было безупречно. Когда я увидел его, ко мне пришла мысль: “Очевидно, что это один из тех людей на земле, кто достиг архатства или встал на путь архатства. Что, если я подойду к нему и спрошу его: “Чьим путем ты следуешь, отказавшись от мира? Кто твой учитель? Чье учение тебя радует?”.
Но тогда я подумал: “Это неподходящее время, чтобы задавать ему вопросы. Он идет за подаянием в город. Что, если я последую за этим монахом, который нашел путь для тех, кто ищет?”
Тогда почтенный Асваджита, пройдя по Раджаграхе в поисках подаяния, ушел, собрав полученное подаяние. Я подошел к нему, обменялся дружественными приветствиями, и завязал вежливый разговор, стоя сбоку от него. Стоя там, я спросил: “Твой ум светел, мой друг, ты выглядишь чистым и свежим. “Чьим путем ты следуешь, отказавшись от мира? Кто твой учитель? Чье учение тебя радует?”.
“Есть, мой друг, великий мудрец, Шакьямуни, вышедший из рода Шакья. Я следую путем этого Благословенного. Он - мой учитель. Учение Благословенного меня радует”.
“А в чем состоит учение твоего учителя? Что он провозглашает?”
“Я новичок, мой друг, недавно посвященный, я только в последнее время пришел к этому учению и дисциплине. Я не могу подробно объяснить это учение, могу лишь вкратце объяснить суть”.

“Ты можешь говорить много или мало,
но расскажи мне именно суть.
Именно суть мне и нужна.
Какой смысл в лишнем красноречии?”
Тогда почтенный Асваджита дал мне такое объяснение Дхармы:

Какие бы явления ни возникали из причин,
их причину
и их прекращение.
Об этом учит Татхагата, великий мудрец”.
Когда странник Маудгальяна услышал это объяснение Дхармы, к нему пришло безукоризненное, безупречное видение Дхармы: “Все, что подвержено возникновению, подвержено прекращению”.

“Если даже это вся Дхарма,
то ты постиг
беспечальное (ашока) состояние,
незамеченное, упускаемое (нами)
несметное число эр”.