Накулапита Сутта. Наставление Накулапите

Самьютта Никая XXII.1

Накулапита Сутта
Наставление Накулапите


Nakulapita Sutta. To Nakulapita
Translated from the Pali by Thanissaro Bhikkhu. For free distribution only.

Так я слышал, однажды Самый Почитаемый жил в краю Бхаггов возле Крокодильего Логова, в Роще Бхесакала, в Оленьем Парке. Тогда домовладелец Накулапита пришёл к Самому Почитаемому и, придя, поклонился ему и сел рядом. Сев рядом, он обратился к Самому Почитаемому:

– Преподобный Учитель, я – немощный старик, человек, доживший до седин, добравшийся до последних дней своей жизни. Моё тело недужит и болит постоянно. И только изредка я могу прийти, чтобы увидеть Самого Почитаемого и монахов, которые близки моему сердцу. Пожалуйста, Самый Почитаемый, обучите меня, дайте мне наставленье, из которого я мог бы извлечь долговременную пользу и счастье.


I have heard that on one occasion the Blessed One was living among the Bhaggas at Crocodile Haunt in the Bhesakala Grove at the Deer Park. Then the householder Nakulapita went to the Blessed One and on arrival, having bowed down to him, sat to one side. As he was sitting there he said to the Blessed One, "Lord, I am a feeble old man, aged, advanced in years, having come to the last stage of life. I am afflicted in body & ailing with every moment. And it is only rarely that I get to see the Blessed One & the monks who nourish the heart. May the Blessed One teach me, may the Blessed One instruct me, for my long-term benefit & happiness."


– Всё так, домовладелец. Всё так. Тело недужит, слабеет и приносит массу хлопот. В заботах о теле, кто скажет, что на данный момент абсолютно здоров? Только из-за абсолютного невежества можно утверждать так. Поэтому ты должен настраивать себя: "Даже пусть моё тело страдает, ум мой не будет страдать". Вот как ты должен настраивать себя.


"So it is, householder. So it is. The body is afflicted, weak, & encumbered. For who, looking after this body, would claim even a moment of true health, except through sheer foolishness? So you should train yourself: 'Even though I may be afflicted in body, my mind will be unafflicted.' That is how you should train yourself."


И тогда домовладелец Накулапита, испытав восхищение и воодушевление от слов Самого Почитаемого, поднялся со своего сиденья, поклонился Самому Почитаемому, обошёл его вокруг, обратив правое плечо к Будде. И он направился к достопочтенному Сарипутте. А придя к нему и поклонившись, он сел рядом. Когда он сел рядом, достопочтенный Сарипутта обратился к нему:

– У тебя светлое и спокойное состояние ума, домохозяин, твоя душа чистота. Имел ли ты возможность слушать сегодня Дхарму из уст Самого Почитаемого?


Then the householder Nakulapita, delighting in & approving of the Blessed One's words, rose from his seat and — bowing down to the Blessed One and circumambulating him, keeping him to his right — went to Ven. Sariputta and on arrival, having bowed down to him, sat to one side. As he was sitting there, Ven. Sariputta said to him, "Your faculties are clear & calm, householder, your complexion pure. Have you had the opportunity today of listening to a Dhamma talk in the presence of the Blessed One?"


– Иначе и быть не может, достопочтенный! Только что Самый Почитаемый оросил меня нектаром бессмертия – словами Дхармы.


"How could it be otherwise, lord? I have just now been sprinkled by the Blessed One with the deathless ambrosia of a Dhamma talk."


– Как это случилось: как Самый Почитаемый оросил тебя нектаром бессмертия – словами Дхармы?


"And how were you sprinkled by the Blessed One with the deathless ambrosia of a Dhamma talk?"


– Только что я был у Самого Почитаемого; когда я пришёл, я поклонился ему и сел рядом. Сев рядом, я обратился к Самому Почитаемому: "Преподобный Учитель, я – немощный старик, человек, доживший до седин, добравшийся до последних дней своей жизни. Моё тело недужит и болит постоянно. И только изредка я могу прийти, чтобы увидеть Самого Почитаемого и монахов, которые близки моему сердцу. Пожалуйста, Самый Почитаемый, обучите меня, дайте мне наставленье, из которого я мог бы извлечь долговременную пользу и счастье".


"Just now I went to the Blessed One and on arrival, having bowed down to him, sat to one side. As I was sitting there I said to him, 'Lord, I am a feeble old man, aged, advanced in years, having come to the last stage of life. I am afflicted in body & ailing with every moment. And it is only rarely that I get to see the Blessed One & the monks who nourish the heart. May the Blessed One teach me, may the Blessed One instruct me, for my long-term benefit & happiness.'


Когда я сказал это, Самый Почитаемый обратился ко мне: "Всё так, домовладелец. Всё так. Тело недужит, слабеет и приносит массу хлопот. В заботах о теле, кто скажет, что на данный момент абсолютно здоров? Только из-за абсолютного невежества можно заявлять об этом. Поэтому ты должен настраивать себя: "Даже пусть моё тело страдает, ум мой не будет страдать". Вот как ты должен настраивать себя". Вот как Самый Почитаемый оросил меня нектаром бессмертия – словами Дхармы.


"When this was said, the Blessed One said to me, 'So it is, householder. So it is. The body is afflicted, weak, & encumbered. For who, looking after this body, would claim even a moment of true health, except through sheer foolishness? So you should train yourself: "Even though I may be afflicted in body, my mind will be unafflicted." That is how you should train yourself.' That's how I was sprinkled by the Blessed One with the deathless ambrosia of a Dhamma talk."


– Почему же тогда тебе не пришло на ум задать Самому Почитаемому вопрос: "В чём причина того, что один человек страдает телом и страдает умом? И в чём причина того, что другой человек страдает телом, но не страдает умом?"


"But why didn't it occur to you to question the Blessed One further: 'In what way is one afflicted in body & afflicted in mind? And in what way is one afflicted in body but unafflicted in mind?'


– Позволь мне услышать объяснение этого у тебя, достопочтенный Сарипутта. Уважаемый Сарипутта, дай мне наставление по этому вопросу?


"I would come from a long way away to hear the explication of these words in Ven. Sariputta's presence. It would be good if Ven. Sariputta himself would enlighten me as to their meaning."


– Тогда, домовладелец, слушай внимательно. Я объясню тебе.


"Then in that case, householder, listen & pay close attention. I will speak."


– Да, достопочтенный, – сказал домовладелец Накулапита.


"As you say, lord," the householder Nakulapita responded.


Достопочтенный Сарипутта сказал:

"Итак, в чём причина того, что человек страдает телом и страдает умом?


Ven. Sariputta said: "Now, how is one afflicted in body & afflicted in mind?


Это случай, когда заурядный незнающий человек, – не имеющий почтения к благородным, не разбирающийся в их учении, не практикующий Дхарму; не имеющий почтения к святым людям, не разбирающийся в их учении, не практикующий Дхарму, – полагает, что его тело (форма) есть его сущность, или он думает, что "я" обладает формой, или – что форма есть часть "я", или – что "я" есть часть формы. Он захвачен идеями: "Я – это тело", или: "Тело принадлежит мне". Пока он захвачен этими идеями, его тело изменяется и преобразуется, и тогда из-за изменений и преобразований формы он начинает печалиться, горевать, испытывать боль, страдание и отчаяние.


"There is the case where an uninstructed, run-of-the-mill person — who has no regard for noble ones, is not well-versed or disciplined in their Dhamma; who has no regard for men of integrity, is not well-versed or disciplined in their Dhamma — assumes form (the body) to be the self, or the self as possessing form, or form as in the self, or the self as in form. He is seized with the idea that 'I am form' or 'Form is mine.' As he is seized with these ideas, his form changes & alters, and he falls into sorrow, lamentation, pain, distress, & despair over its change & alteration.


Он [также] полагает, что его ощущения есть его сущность, или он думает, что "я" обладает ощущениями, или – что ощущения есть часть "я", или – что "я" есть часть ощущений. Он захвачен идеями: "Я – это ощущения", или: "Ощущения принадлежат мне". Пока он захвачен этими идеями, его ощущения изменяются и преобразуются, и тогда из-за изменений и преобразований ощущений он начинает печалиться, горевать, испытывать боль, страдание и отчаяние.


"He assumes feeling to be the self, or the self as possessing feeling, or feeling as in the self, or the self as in feeling. He is seized with the idea that 'I am feeling' or 'Feeling is mine.' As he is seized with these ideas, his feeling changes & alters, and he falls into sorrow, lamentation, pain, distress, & despair over its change & alteration.


Он также полагает, что его представления есть его сущность, или он думает, что "я" обладает представлениями, или – что представления есть часть "я", или – что "я" есть часть представлений. Он захвачен идеями: "Я – это [мои] представления", или: "Представления принадлежат мне". Пока он захвачен этими идеями, его представления изменяются и преобразуются, и тогда из-за изменений и преобразований представлений он начинает печалиться, горевать, испытывать боль, страдание и отчаяние.


"He assumes perception to be the self, or the self as possessing perception, or perception as in the self, or the self as in perception. He is seized with the idea that 'I am perception' or 'Perception is mine.' As he is seized with these ideas, his perception changes & alters, and he falls into sorrow, lamentation, pain, distress, & despair over its change & alteration.


Он также полагает, что его сформированный опыт есть его сущность, или он думает, что "я" обладает сформированным опытом, или – что сформированный опыт есть часть "я", или – что "я" есть часть сформированного опыта. Он захвачен идеями: "Я – это сформированный опыт", или: "Сформированный опыт принадлежат мне". Пока он захвачен этими идеями, его сформированный опыт изменяется и преобразуется, и тогда из-за изменений и преобразований сформированного опыта он начинает печалиться, горевать, испытывать боль, страдание и отчаяние.


"He assumes (mental) fabrications to be the self, or the self as possessing fabrications, or fabrications as in the self, or the self as in fabrications. He is seized with the idea that 'I am fabrications' or 'Fabrications are mine.' As he is seized with these ideas, his fabrications change & alter, and he falls into sorrow, lamentation, pain, distress, & despair over their change & alteration.


Он также полагает, что его сознание есть его сущность, или он думает, что "я" обладает сознанием, или – что сознание есть часть "я", или – что "я" есть часть сознания. Он захвачен идеями: "Я – это сознание", или: "Сознание принадлежат мне". Пока он захвачен этими идеями, его сознание изменяется и преобразуется, и тогда из-за изменений и преобразований сознания он начинает печалиться, горевать, испытывать боль, страдание и отчаяние".


"He assumes consciousness to be the self, or the self as possessing consciousness, or consciousness as in the self, or the self as in consciousness. He is seized with the idea that 'I am consciousness' or 'Consciousness is mine.' As he is seized with these ideas, his consciousness changes & alters, and he falls into sorrow, lamentation, pain, distress, & despair over its change & alteration.


– Домовладелец, вот в чём причина того, что человек страдает телом и страдает умом.


"This, householder, is how one is afflicted in body and afflicted in mind.


"А в чём причина того, что человек страдает телом, но не страдает умом?

Это случай, когда опытный ученик благородных, – имеющий почтение к благородным, разбирающийся в их учении и практикующий Дхарму; имеющий почтение к святым людям, разбирающийся в их учении и практикующий Дхарму, – не полагает, что его тело есть его сущность, он не думает, что "я" обладает формой, или – что форма есть часть "я", или – что "я" есть часть формы. Он не захвачен идеями: "Я – это тело", или: "Тело принадлежит мне". Пусть он и не захвачен этими идеями, его тело изменяется и преобразуется, но из-за изменений и преобразований формы он не впадает в печаль и горе, он не испытывает от этого боль, страдание или отчаяние.


"And how is one afflicted in body but unafflicted in mind? There is the case where a well-instructed disciple of the noble ones — who has regard for noble ones, is well-versed & disciplined in their Dhamma; who has regard for men of integrity, is well-versed & disciplined in their Dhamma — does not assume form to be the self, or the self as possessing form, or form as in the self, or the self as in form. He is not seized with the idea that 'I am form' or 'Form is mine.' As he is not seized with these ideas, his form changes & alters, but he does not fall into sorrow, lamentation, pain, distress, or despair over its change & alteration.


Он [также] не полагает, что его ощущения есть его сущность, он не думает, что "я" обладает ощущениями, или – что ощущения есть часть "я", или – что "я" есть часть ощущений. Он не захвачен идеями: "Я – это ощущения", или: "Ощущения принадлежат мне". Пусть он и не захвачен этими идеями, его ощущения изменяются и преобразуются, но из-за изменений и преобразований ощущений он не впадает в печаль и горе, он не испытывает от этого боль, страдание или отчаяние.


"He does not assume feeling to be the self....


Он также не полагает, что его представления есть его сущность, он не думает, что "я" обладает представлениями, или – что представления есть часть "я", или – что "я" есть часть представлений. Он не захвачен идеями: "Я – это представления", или: "Представления принадлежат мне". Пусть он и не захвачен этими идеями, его представления изменяются и преобразуются, но из-за изменений и преобразований представлений он не впадает в печаль и горе, он не испытывает от этого боль, страдание или отчаяние.


"He does not assume perception to be the self....


Он также не полагает, что его сформированный опыт есть его сущность, он не думает, что "я" обладает сформированным опытом, или – что сформированный опыт есть часть "я", или – что "я" есть часть сформированного опыта. Он не захвачен идеями: "Я – это сформированный опыт", или: "Сформированный опыт принадлежат мне". Пусть он и не захвачен этими идеями, его сформированный опыт изменяется и преобразуется, но из-за изменений и преобразований сформированного опыта он не впадает в печаль и горе, он не испытывает от этого боль, страдание или отчаяние.


"He does not assume fabrications to be the self....


Он также не полагает, что его сознание есть его сущность, он не думает, что "я" обладает сознанием, или – что сознание есть часть "я", или – что "я" есть часть сознания. Он не захвачен идеями: "Я – это сознание", или: "Сознание принадлежат мне". Пусть он и не захвачен этими идеями, его сознание изменяется и преобразуется, но из-за изменений и преобразований сознания он не впадает в печаль и горе, он не испытывает от этого боль, страдание или отчаяние".


"He does not assume consciousness to be the self, or the self as possessing consciousness, or consciousness as in the self, or the self as in consciousness. He is not seized with the idea that 'I am consciousness' or 'Consciousness is mine.' As he is not seized with these ideas, his consciousness changes & alters, but he does not fall into sorrow, lamentation, pain, distress, or despair over its change & alteration.


– Домовладелец, вот в чём причина того, что человек страдает телом, но не страдает умом.


"This, householder, is how one is afflicted in body but unafflicted in mind."


Вот что сказал достопочтенный Сарипутта. Получив удовлетворение, домовладелец Накулапита восхитился словам достопочтенного Сарипутты.


That is what Ven. Sariputta said. Gratified, the householder Nakulapita delighted in Ven. Sariputta's words.




Источник: http://www.accesstoinsight.org/canon/sutta/samyutta/sn22-001.html

На главную страницу    |    На дополнительную страницу