Маха-Париниббана Сутта. Сутра о Великом Окончательном Освобождении

Дигха Никая 16

Маха-Париниббана Сутта

Часть Пятая. В Кушинагаре — Part Five. At Kusinara

{Последний привал}


1. Затем Самый Почитаемый обратился к достопочтенному Ананде со словами:

– В путь, Ананда, переправимся на другой берег реки Хиранньявати и пойдём в Рощу Деревьев Сала, что в окрестностях Кусинары.

– Да будет так, Преподобный Учитель.


{Last Place of Rest}


Then the Blessed One addressed the Venerable Ananda, saying: "Come, Ananda, let us cross to the farther bank of the Hiraññavati, and go to the Mallas' Sala Grove, in the vicinity of Kusinara."

"So be it, Lord."


2. И вот Самый Почитаемый вместе с большой общиной монахов переправился на другой берег реки Хиранньявати и пошёл в Рощу Деревьев Сала, расположенную в окрестностях Кусинары. И там он обратился к достопочтенному Ананде со словами:


And the Blessed One, together with a large company of bhikkhus, went to the further bank of the river Hiraññavati, to the Sala Grove of the Mallas, in the vicinity of Kusinara. And there he spoke to the Venerable Ananda, saying:


3. – Прошу тебя, Ананда, приготовь для меня ложе головою к северу между двумя деревьями сала, похожими, как близнецы. Я устал, Ананда, и хочу прилечь.*

– Да будет так, Преподобный Учитель, – ответил достопочтенный Ананда и сделал всё так, как просил его Самый Почитаемый.

Тогда Самый Почитаемый лёг на правый бок в позу льва, поместив одну ногу поверх другой, и так отдыхал, сохраняя сосредоточение внимания и ясное осознавание.


"Please, Ananda, prepare for me a couch between the twin sala trees, with the head to the north. I am weary, Ananda, and want to lie down."

"So be it, Lord." And the Venerable Ananda did as the Blessed One asked him to do.

Then the Blessed One lay down on his right side, in the lion's posture, resting one foot upon the other, and so disposed himself, mindfully and clearly comprehending.


4. В то время те два дерева сала, похожих, как близнецы, были в полном цвету, несмотря на то, что время для цветения ещё не настало. И вот цветки с них дождём посыпались на тело Татхагаты, стали падать, усыпая его тело, в знак поклонения Татхагате. И небесные цветы мандарава, и небесные сандаловые хлопья дождём посыпались с неба на тело Татхагаты, стали падать, усыпая его тело, в знак поклонения Татхагате. Стали слышны небесные звуки, божественные голоса и музыка небесных инструментов, зазвучали гимны в знак поклонения Татхагате.


At that time the twin sala trees broke out in full bloom, though it was not the season of flowering. And the blossoms rained upon the body of the Tathagata and dropped and scattered and were strewn upon it in worship of the Tathagata. And celestial mandarava flowers and heavenly sandalwood powder from the sky rained down upon the body of the Tathagata, and dropped and scattered and were strewn upon it in worship of the Tathagata. And the sound of heavenly voices and heavenly instruments made music in the air out of reverence for the Tathagata.


5. И тогда Самый Почитаемый обратился к достопочтенному Ананде со словами:

– Ананда, два дерева сала, похожих, как близнецы, в полном цвету сейчас, несмотря на то, что время для цветения ещё не настало. И цветки их дождём сыплются на тело Татхагаты, падают, усыпая его тело, в знак поклонения Татхагате. И небесные цветы мандарава, и небесные сандаловые хлопья дождём сыплются с неба на тело Татхагаты, падают, усыпая его тело, в знак поклонения Татхагате. Слышатся небесные звуки, божественные голоса и музыка небесных инструментов, звучат гимны в знак поклонения Татхагате.


And the Blessed One spoke to the Venerable Ananda, saying: "Ananda, the twin sala trees are in full bloom, though it is not the season of flowering. And the blossoms rain upon the body of the Tathagata and drop and scatter and are strewn upon it in worship of the Tathagata. And celestial coral flowers and heavenly sandalwood powder from the sky rain down upon the body of the Tathagata, and drop and scatter and are strewn upon it in worship of the Tathagata. And the sound of heavenly voices and heavenly instruments makes music in the air out of reverence for the Tathagata.


6. – Однако для Татхагаты, Ананда, не в том наивысшее уважение, почитание, признание, поклонение, не в том наивысший почёт. Ананда, если монах, или монахиня, или верующий, или верующая, живёт согласно Дхарме, ведёт праведную жизнь согласно Дхарме, идёт путём Дхармы, то тем самым этот человек оказывает Татхагате наивысшее уважение, почитание, признание, поклонение, наивысший почёт. Поэтому, Ананда, вы должны так настраивать себя: "Мы будем жить согласно Дхарме, мы будем вести праведную жизнь согласно Дхарме, мы будем идти путём Дхармы".


"Yet it is not thus, Ananda, that the Tathagata is respected, venerated, esteemed, worshipped, and honored in the highest degree. But, Ananda, whatever bhikkhu or bhikkhuni, layman or laywoman, abides by the Dhamma, lives uprightly in the Dhamma, walks in the way of the Dhamma, it is by such a one that the Tathagata is respected, venerated, esteemed, worshipped, and honored in the highest degree. Therefore, Ananda, thus should you train yourselves: 'We shall abide by the Dhamma, live uprightly in the Dhamma, walk in the way of the Dhamma.'"


{Печаль Богов}


7. В то время достопочтенный Упавана стоял перед Самым Почитаемым и обмахивал его опахалом. И Самый Почитаемый с осуждением сказал ему:

– Отойди в сторону, бхиккху, не стой передо мной.


{The Grief of the Gods}


At that time the Venerable Upavana was standing before the Blessed One, fanning him. And the Blessed One rebuked him, saying: "Move aside, bhikkhu, do not stand in front of me."


8. Тогда достопочтенный Ананда подумал: "С давних пор на достопочтенного Упавану возложена обязанность служить Самому Почитаемому, быть рядом с ним, оказывать помощь ему. В чём же причина, почему сейчас Самый Почитаемый с осуждением сказал достопочтенному Упаване: 'Отойди в сторону, бхиккху, не стой передо мной'?"


And to the Venerable Ananda came the thought: "This Venerable Upavana has been in attendance on the Blessed One for a long time, closely associating with him and serving him. Yet now, right at the end, the Blessed One rebukes him. What now could be the reason, what the cause for the Blessed One to rebuke the Venerable Upavana, saying: 'Move aside, bhikkhu, do not stand in front of me'?"


9-10. И тогда достопочтенный Ананда изложил свои мысли Самому Почитаемому:

– С давних пор на достопочтенного Упавану возложена обязанность служить Самому Почитаемому, быть рядом с ним, оказывать помощь ему. В чём же причина, почему сейчас Самый Почитаемый с осуждением сказал достопочтенному Упаване: "Отойди в сторону, бхиккху, не стой передо мной"?

Самый Почитаемый ответил:

– Во всей десятикратной Вселенной, Ананда, трудно сейчас отыскать богов, которые бы не собрались сюда посмотреть на Татхагату. На расстоянии двенадцати йоджан (прим: 1 йоджана примерно равна 17 километрам) вокруг Рощи Деревьев Сала, что принадлежит Маллам и находится в окрестности Кусинары, не осталось свободного места размером с кончик волоса, которое не было бы занято сейчас могущественными божествами. И эти божества, Ананда, сейчас ропщут: "Издалека мы явились сюда, чтобы взглянуть на Татхагату. Редко появляются в мире Татхагаты, Архаты, Достигшие Совершенного Пробуждения. И вот сегодня, в последнюю стражу ночи, Татхагата уходит в Паринирвану. Однако этот бхиккху, обладающий великими чудесными силами, встал теперь напротив Самого Почитаемого и загородил его так, что мы лишились возможности видеть Самого Почитаемого в последние часы его жизни". Так, Ананда, ропщут боги.


And the Venerable Ananda told his thought to the Blessed One. The Blessed One said: "Throughout the tenfold world-system, Ananda, there are hardly any of the deities that have not gathered together to look upon the Tathagata. For a distance of twelve yojanas around the Sala Grove of the Mallas in the vicinity of Kusinara there is not a spot that could be pricked with the tip of a hair that is not filled with powerful deities. And these deities, Ananda, are complaining: 'From afar have we come to look upon the Tathagata. For rare in the world is the arising of Tathagatas, Arahats, Fully Enlightened Ones. And this day, in the last watch of the night, the Tathagata's Parinibbana will come about. But this bhikkhu of great powers has placed himself right in front of the Blessed One, concealing him, so that now, at the very end, we are prevented from looking upon him.' Thus, Ananda, the deities complain."


11. – Преподобный Учитель, о каких богах говорит Самый Почитаемый?


"Of what kind of deities, Lord, is the Blessed One aware?"


12-13. – Ананда, есть боги Небес Мира Страстей, не отрешённые от мирских желаний. Хватая себя за волосы, они плачут; вздымая руки, они плачут; бросившись на землю, они катаются от горя из стороны в сторону, причитая: "Скоро-скоро Самый Почитаемый уйдёт в Паринирвану! Скоро-скоро Сугата уйдёт в Окончательную Нирвану! Скоро-скоро навсегда исчезнет Око Мира!"

Ананда, есть земные боги, не отрешённые от мирских желаний. Хватая себя за волосы, они плачут; вздымая руки, они плачут; бросившись на землю, они катаются от горя из стороны в сторону, причитая: "Скоро-скоро Самый Почитаемый уйдёт в Паринирвану! Скоро-скоро Сугата уйдёт в Окончательную Нирвану! Скоро-скоро навсегда исчезнет Око Мира!"


"There are deities, Ananda, in space and on earth, who are earthly-minded; with dishevelled hair they weep, with uplifted arms they weep; flinging themselves on the ground, they roll from side to side, lamenting: 'Too soon has the Blessed One come to his Parinibbana! Too soon has the Happy One come to his Parinibbana! Too soon will the Eye of the World vanish from sight!'


14. – Но боги, свободные от мирских желаний, сохраняют сосредоточение внимания и ясное осознавание, и они размышляют так: "Всё составное непостоянно. Как может быть иначе?"


"But those deities who are freed from passion, mindful and comprehending, reflect in this way: 'Impermanent are all compounded things. How could this be otherwise?'"


{Волнение Ананды}


15. – Прежде, Преподобный Учитель, покинув свои уединения после сезона дождей, монахи шли к Татхагате, чтобы увидеть его; и также была для нас польза и преимущество от встреч и общения с достопочтенными монахами, которые приходили, чтобы услышать Самого Почитаемого, приходили на встречу с ним. Преподобный Учитель, после того, как Самый Почитаемый покинет нас, мы уже не сможем получать такую пользу и преимущество.


{Ananda's Concern}


"Formerly, Lord, on leaving their quarters after the rains, the bhikkhus would set forth to see the Tathagata, and to us there was the gain and benefit of receiving and associating with those very revered bhikkhus who came to have audience with the Blessed One and to wait upon him. But, Lord, after the Blessed One has gone, we shall no longer have that gain and benefit."


{Четыре места для паломничества}


16. – Четыре места, Ананда, верующим людям подобает посещать всегда с чувством почитания и благоговения. Каковы эти четыре места?


{Four Places of Pilgrimage}


"There are four places, Ananda, that a pious person should visit and look upon with feelings of reverence. What are the four?


17. – Место, Ананда, где верующий человек скажет: "Здесь родился Татхагата", – подобает посещать ему с чувством почитания и благоговения.


"'Here the Tathagata was born!' This, Ananda, is a place that a pious person should visit and look upon with feelings of reverence.


18. – Место, Ананда, где верующий человек скажет: "Здесь Татхагата достиг совершенного Высшего Пробуждения", – подобает посещать ему с чувством почитания и благоговения.


"'Here the Tathagata became fully enlightened in unsurpassed, supreme Enlightenment!' This, Ananda, is a place that a pious person should visit and look upon with feelings of reverence.


19. – Место, где верующий человек скажет: "Здесь Татхагата привёл во вращение Колесо Дхармы", – подобает посещать ему с чувством почитания и благоговения.


"'Here the Tathagata set rolling the unexcelled Wheel of the Dhamma!' This, Ananda, is a place that a pious person should visit and look upon with feelings of reverence.


20. – Место, Ананда, где верующий человек скажет: "Здесь Татхагата ушёл в свою Окончательную Нирвану, полностью отдалившись от всех факторов цепляния", – подобает посещать ему с чувством почитания и благоговения.**


"'Here the Tathagata passed away into the state of Nibbana in which no element of clinging remains!' This, Ananda, is a place that a pious person should visit and look upon with feelings of reverence.


21. – Вот четыре места, Ананда, которые подобает посещать верующим людям всегда с чувством почитания и благоговения. И, поистине, Ананда, придут в эти места верующие люди – монахи и монахини, мирские последователи и последовательницы – и скажут: "Здесь родился Татхагата", "Здесь Татхагата достиг совершенного Высшего Пробуждения", "Здесь Татхагата привёл во вращение Колесо Дхармы", " Здесь Татхагата ушёл в свою Окончательную Нирвану, полностью отдалившись от всех факторов цепляния".


"These, Ananda, are the four places that a pious person should visit and look upon with feelings of reverence. And truly there will come to these places, Ananda, pious bhikkhus and bhikkhunis, laymen and laywomen, reflecting: 'Here the Tathagata was born! Here the Tathagata became fully enlightened in unsurpassed, supreme Enlightenment! Here the Tathagata set rolling the unexcelled Wheel of the Dhamma! Here the Tathagata passed away into the state of Nibbana in which no element of clinging remains!'


22. – И кто бы, Ананда, ни умер с верой в сердце, совершая паломничество по этим местам, тот с разрушением тела, после своей смерти, возродится в мире небесного счастья!


"And whoever, Ananda, should die on such a pilgrimage with his heart established in faith, at the breaking up of the body, after death, will be reborn in a realm of heavenly happiness."


23. Затем достопочтенный Ананда обратился к Самому Почитаемому:

– Преподобный Учитель, как мы должны вести себя по отношению к женщинам?

– Не смотрите на них, Ананда.

– Преподобный Учитель, но если мы видим их.

– Не разговаривайте, Ананда.

– Преподобный Учитель, но если они будут говорить с нами?

– Тогда, Ананда, вы должны сохранять сосредоточение внимания.


Then the Venerable Ananda said to the Blessed One: "How, Lord, should we conduct ourselves towards women?"

"Do not see them, Ananda."

"But, Lord, if we do see them?"

"Do not speak, Ananda."

"But, Lord, if they should speak to us?"

"Then, Ananda, you should establish mindfulness."


24. Затем достопочтенный Ананда обратился к Самому Почитаемому:

– Преподобный Учитель, как мы должны поступить с телом Татхагаты?


Then the Venerable Ananda said: "How should we act, Lord, respecting the body of the Tathagata?"


– Не вмешивайтесь, Ананда, в воздаяние почестей останкам Татхагаты. Будет лучше, если вы будете стараться, Ананда, и стремиться к высшей цели (пали садаттхе / т.е. к достижению Освобождения) для вашего же блага. Решительно, настойчиво и упорно прилагайте усилия для достижения вашей благой цели. Ананда, среди кшатриев (благородных воинов), брахманов и домовладельцев есть мудрые люди, которые привержены Татхагате; пусть эти люди воздадут почести телу Татхагаты.


"Do not hinder yourselves, Ananda, to honor the body of the Tathagata. Rather you should strive, Ananda, and be zealous on your own behalf, for your own good. Unflinchingly, ardently, and resolutely you should apply yourselves to your own good. For there are, Ananda, wise nobles, wise brahmans, and wise householders who are devoted to the Tathagata, and it is they who will render the honor to the body of the Tathagata."


25. Затем достопочтенный Ананда обратился к Самому Почитаемому:

– Преподобный Учитель, как они должны поступить с телом Татхагаты?

– Также, Ананда, как поступают с телом царя-чакравартина (пали чаккаватти-раджа / святой правитель, поворачивающий Колесо Закона).

– Преподобный Учитель, но как следует поступать с телом царя-чакравартина?


Then the Venerable Ananda said: "But how, Lord, should they act respecting the body of the Tathagata?"

"After the same manner, Ananda, as towards the body of a universal monarch."

"But how, Lord, do they act respecting the body of a universal monarch?"


26. – Тело царя-чакравартина, Ананда, сначала заворачивают в новое льняное полотно, а затем – в материю из чесаного хлопка. И так, чередуя, повторяют завёртывать его в пятьсот слоёв льняной материи и в пятьсот слоёв материи из чесаного хлопка. После этого, тело царя-чакравартина помещают в железный сосуд, наполненный маслом, а тот закрывают другим железным сосудом. Погребальный костер сооружается из всех видов дерева, которые имеют приятный запах, и на нём тело царя-чакравартина сжигают. А затем на перекрёстке дорог воздвигают ступу царю-чакравартину. Так, Ананда, поступают с телом царя-чакравартина. Как поступают с телом царя-чакравартина, Ананда, так же следует поступить и с телом Татхагаты. И на перекрёстке дорог так же следует воздвигнуть ступу Татхагате. И кто бы ни принёс в то место цветочные гирлянды, благовония или сандаловые мази, и кто бы ни кланялся почтительно тому месту, и чей бы ум не успокоился в том месте – за всё это воздастся ему благом и счастьем на долгие времена.


"The body of a universal monarch, Ananda, is first wrapped round with new linen, and then with teased cotton wool, and so it is done up to five hundred layers of linen and five hundred of cotton wool. When that is done, the body of the universal monarch is placed in an iron oil vessel, which is enclosed in another iron vessel, a funeral pyre is built of all kinds of perfumed woods, and so the body of the universal monarch is burned; and at a crossroads a stupa is raised for the universal monarch. So it is done, Ananda, with the body of a universal monarch. And even, Ananda, as with the body of a universal monarch, so should it be done with the body of the Tathagata; and at a crossroads also a stupa should be raised for the Tathagata. And whosoever shall bring to that place garlands or incense or sandalpaste, or pay reverence, and whose mind becomes calm there – it will be to his well being and happiness for a long time.


27. – Четыре типа личностей, Ананда, достойны возведения им ступ. Каковы эти четыре типа личностей? Татхагата, Архат, Достигший Совершенного Пробуждения достоин возведения ему ступы. Пратьекабудда (Достигший Единоличного Пробуждения) достоин возведения ему ступы. Ученик Татхагаты достоин возведения ему ступы. Царь-чакравартин достоин возведения ему ступы.


"There are four persons, Ananda, who are worthy of a stupa. Who are those four? A Tathagata, an Arahat, a Fully Enlightened One is worthy of a stupa; so also is a Paccekabuddha, and a disciple of a Tathagata, and a universal monarch.


28-31. – Почему же, Ананда, Татхагата, Архат, Достигший Совершенного Пробуждения достоин возведения ему ступы? Потому, Ананда, что при мысли: "Вот ступа Самого Почитаемого, Архата, Достигшего Совершенного Пробуждения", сердца многих людей успокоятся и наполнятся счастьем. И когда придёт спокойствие, и умы их утвердятся в вере, с разрушением тела, после смерти, они возродятся в мире небесного счастья.

А почему, Ананда, Пратьекабудда достоин возведения ему ступы? Потому, Ананда, что при мысли: "Вот ступа Достигшего Единоличного Пробуждения", сердца многих людей успокоятся и наполнятся счастьем. И когда придёт спокойствие, и умы их утвердятся в вере, с разрушением тела, после смерти, они возродятся в мире небесного счастья.

А почему, Ананда, ученик Татхагаты достоин возведения ему ступы? Потому, Ананда, что при мысли: "Вот ступа ученика того Татхагаты, Архата, Достигшего Совершенного Пробуждения", сердца многих людей успокоятся и наполнятся счастьем. И когда придёт спокойствие, и умы их утвердятся в вере, с разрушением тела, после смерти, они возродятся в мире небесного счастья.

А почему, Ананда, царь-чакравартин достоин возведения ему ступы? Потому, Ананда, что при мысли: "Вот ступа того святого правителя, который правил в соответствии с Дхармой", сердца многих людей успокоятся и наполнятся счастьем. И когда придёт спокойствие, и умы их утвердятся в вере, с разрушением тела, после смерти, они возродятся в мире небесного счастья.

Вот почему, Ананда, эти четыре типа личностей достойны возведения им ступ.


"And why, Ananda, is a Tathagata, an Arahat, a Fully Enlightened One worthy of a stupa? Because, Ananda, at the thought: 'This is the stupa of that Blessed One, Arahat, Fully Enlightened One!' the hearts of many people will be calmed and made happy; and so calmed and with their minds established in faith therein, at the breaking up of the body, after death, they will be reborn in a realm of heavenly happiness. And so also at the thought: 'This is the stupa of that Paccekabuddha!' or 'This is the stupa of a disciple of that Tathagata, Arahat, Fully Enlightened One!' or 'This is the stupa of that righteous monarch who ruled according to Dhamma!' – the hearts of many people are calmed and made happy; and so calmed and with their minds established in faith therein, at the breaking up of the body, after death, they will be reborn in a realm of heavenly happiness. And it is because of this, Ananda, that these four persons are worthy of a stupa."


{Печаль Ананды}


32. После этого достопочтенный Ананда пошёл в вихару (дом для духовной практики / храм) и, прислонившись к дверному косяку, заплакал: "Я всё ещё ученик и всё ещё должен прилагать усилия, чтобы достичь Пробуждения. Но мой Учитель, проявлявший ко мне столько сострадания, увы, уже скоро навсегда покинет меня!"***


{Ananda's Grief }


Then the Venerable Ananda went into the vihara and leaned against the doorpost and wept: "I am still but a learner, and still have to strive for my own perfection. But, alas, my Master, who was so compassionate towards me, is about to pass away!"


33. И Самый Почитаемый тогда обратился к монахам со словами:

– Монахи, где сейчас Ананда?

– Преподобный Учитель, достопочтенный Ананда пошёл в вихару и стоит там, прислонившись к дверному косяку, и плачет: "Я всё ещё ученик и всё ещё должен прилагать усилия, чтобы достичь Пробуждения. Но мой Учитель, проявлявший ко мне столько сострадания, увы, уже скоро навсегда покинет меня!"


And the Blessed One spoke to the bhikkhus, saying: "Where, bhikkhus, is Ananda?"

"The Venerable Ananda, Lord, has gone into the vihara and there stands leaning against the door post and weeping: 'I am still but a learner, and still have to strive for my own perfection. But, alas, my Master, who was so compassionate towards me, is about to pass away!'"


34. Тогда Самый Почитаемый попросил одного из монахов привести к нему достопочтенного Ананду, сказав так:

– Пойди, бхиккху, и скажи Ананде: "Друг Ананда, Учитель зовёт тебя".

– Да будет так, Преподобный Учитель, – ответил тот бхиккху, и затем пошёл и позвал достопочтенного Ананду, сказав ему, как велел Самый Почитаемый:

– Друг Ананда, Учитель зовёт тебя.

И тогда достопочтенный Ананда пришёл к Самому Почитаемому, поклонился ему и сел рядом.


Then the Blessed One asked a certain bhikkhu to bring the Venerable Ananda to him, saying: "Go, bhikkhu, and say to Ananda, 'Friend Ananda, the Master calls you.'"

"So be it, Lord." And that bhikkhu went and spoke to the Venerable Ananda as the Blessed One had asked him to. And the Venerable Ananda went to the Blessed One, bowed down to him, and sat down on one side.


35. Тогда Самый Почитаемый обратился к достопочтенному Ананде со словами:

– Полно, Ананда! Не печалься, прекрати горевать! Ананда, разве не учил я вас с самого начала, что всё, что дорого и мило нам, подвержено изменениям, что со всем этим придётся расстаться, разлучиться? Как можно говорить: "Пусть не разрушается!" – тому, что рождено, существует, по природе составлено и подвержено разрушению? Это противоречит природе вещей.

В течение долгого времени, Ананда, ты служил Татхагате со святой любовью в поступках... со святой любовью в словах... со святой любовью в мыслях – с заботой, радостью и безграничной преданностью. Ты накопил огромную заслугу, Ананда! Теперь ты должен приложить все свои силы, и тогда вскоре ты также освободишься от утечек (прим: т.е. достигнешь Освобождения).


Then the Blessed One spoke to the Venerable Ananda, saying: "Enough, Ananda! Do not grieve, do not lament! For have I not taught from the very beginning that with all that is dear and beloved there must be change, separation, and severance? Of that which is born, come into being, compounded, and subject to decay, how can one say: 'May it not come to dissolution!'? There can be no such state of things. Now for a long time, Ananda, you have served the Tathagata with loving-kindness in deed, word, and thought, graciously, pleasantly, with a whole heart and beyond measure. Great good have you gathered, Ananda! Now you should put forth energy, and soon you too will be free from the taints."


{Похвала Ананде}


36. Затем Самый Почитаемый обратился к монахам со словами:

– Монахи! У всех Самых Почитаемых, Архатов, Достигших Совершенного Пробуждения прошлых времён также были замечательные приверженные монахи-сопровождающие, такие, каким был для меня Ананда. Монахи! А также у всех Самых Почитаемых, Архатов, Достигших Совершенного Пробуждения будущих времён будут замечательные приверженные монахи-сопровождающие, такие, каким был для меня Ананда.


{Praise of Ananda}


Then the Blessed One addressed the bhikkhus, saying: "Bhikkhus, the Blessed Ones, Arahats, Fully Enlightened Ones of times past also had excellent and devoted attendant bhikkhus, such as I have in Ananda. And so also, bhikkhus, will the Blessed Ones, Arahats, Fully Enlightened Ones of times to come.


37. – Монахи! Ананда – умный и мудрый человек. Он знает подходящее время для монахов, когда те могут встретиться с Татхагатой, он знает подходящее время для монахинь, подходящее время для верующих мужчин и верующих женщин, время для королей и государственных министров, время для учителей других вероисповеданий и для их учеников.


"Capable and judicious is Ananda, bhikkhus, for he knows the proper time for bhikkhus to have audience with the Tathagata, and the time for bhikkhunis, the time for laymen and for laywomen; the time for kings and for ministers of state; the time for teachers of other sects and for their followers.


38. – Монахи! У Ананды есть четыре редких превосходных качества. Каковы эти четыре качества? Монахи, когда бхиккху приходят к Ананде, они радуются при виде его. И если затем он рассказывает им о Дхарме, они получают радость от его проповеди. А когда он умолкает, это их огорчает. И то же самое случается, когда монахини, верующие мужчины или верующие женщины приходят к Ананде: они радуются при виде его. И если затем он рассказывает им о Дхарме, они получают радость от его проповеди. А когда он умолкает, это их огорчает.


"In Ananda, bhikkhus, are to be found four rare and superlative qualities. What are the four? If, bhikkhus, a company of bhikkhus should go to see Ananda, they become joyful on seeing him; and if he then speaks to them of the Dhamma, they are made joyful by his discourse; and when he becomes silent, they are disappointed. So it is also when bhikkhunis, laymen, or laywomen go to see Ananda: they become joyful on seeing him; and if he then speaks to them of the Dhamma, they are made joyful by his discourse; and when he becomes silent, they are disappointed.


39. – Монахи! У царя-чакравартина есть четыре редких превосходных качества. Каковы эти четыре качества? Монахи, когда кшатрии приходят к царю-чакравартину, они радуются при виде его. И если затем он рассказывает им о Дхарме, они получают радость от его проповеди. А когда он умолкает, это их огорчает. И то же самое случается, когда брахманы, домовладельцы или монахи-отшельники приходят к царю-чакравартину: они радуются при виде его. И если затем он рассказывает им о Дхарме, они получают радость от его проповеди. А когда он умолкает, это их огорчает.


"In a universal monarch, bhikkhus, are to be found four rare and superlative qualities. What are those four? If, bhikkhus, a company of nobles should go to see the universal monarch, they become joyful on seeing him; and if he then speaks, they are made joyful by his talk; and when he becomes silent, they are disappointed. So it is also when a company of brahmans, of householders, or of ascetics goes to see a universal monarch.


40. – Монахи! Точно такие четыре редких превосходных качества есть у Ананды.


"And in just the same way, bhikkhus, in Ananda are to be found these four rare and superlative qualities."


{Прошлая слава Кусинары}


41. Когда это было сказано, достопочтенный Ананда обратился к Самому Почитаемому со словами:

– Преподобный Учитель, почему Вы выбрали для своего ухода из мира это неприметное место, удалённое от цивилизации, в центре джунглей, в провинциальной глуши? Преподобный Учитель, ведь есть такие большие города, как Чампа, Раджагаха, Саваттхи, Сакета, Косамби, Бенарес. Пусть Самый Почитаемый уйдёт в Паринирвану в одном из этих городов. Ведь в этих городах живёт множество состоятельных кшатриев, брахманов, домовладельцев, приверженных Татхагате, и они воздадут должные почести останкам Татхагаты.


{The Past Glory of Kusinara}


When this had been said, the Venerable Ananda spoke to the Blessed One, saying: "Let it not be, Lord, that the Blessed One should pass away in this mean place, this uncivilized township in the midst of the jungle, a mere outpost of the province. There are great cities, Lord, such as Campa, Rajagaha, Savatthi, Saketa, Kosambi, and Benares – let the Blessed One have his final passing away in one of those. For in those cities dwell many wealthy nobles and brahmans and householders who are devotees of the Tathagata, and they will render due honor to the remains of the Tathagata."


42. – Не говори так, Ананда! Ты не должен говорить: "Это неприметное место, удалённое от цивилизации, в центре джунглей, в провинциальной глуши". В далёком прошлом, Ананда, жил царь по имени Великий Судассана, и он был царём-чакравартином, святым правителем, победителем четырёх сторон света, твёрдо правившим миром. И у него было семь драгоценностей.**** Ананда, и здесь, в Кусинаре, была столица, царская резиденция царя Великого Судассаны, которая позже стала называться Кусавати, и она простиралась на двенадцать йоджан от востока к западу, и на семь йоджан – от севера к югу.


"Do not say that, Ananda! Do not say: 'This mean place, this uncivilized township in the midst of the jungle, a mere outpost of the province.' In times long past, Ananda, there was a king by the name of Maha Sudassana, who was a universal monarch, a king of righteousness, a conqueror of the four quarters of the earth, whose realm was established in security, and who was endowed with the seven jewels. And that King Maha Sudassana, Ananda, had his royal residence here at Kusinara, which was then called Kusavati, and it extended twelve yojanas from east to west, and seven from north to south.


43. – И была столица Кусавати могущественна, богата и многолюдна, Ананда, и множество народа посещало её, и еды в ней было всегда в изобилии. Подобно тому, как царская резиденция богов, Алакаманда, могущественна, богата и многолюдна, и множество богов посещают её, и еды в ней всегда в изобилии, такой же была и царская столица Кусавати.


"And mighty, Ananda, was Kusavati, the capital, prosperous and well populated, much frequented by people, and abundantly provided with food. Just as the royal residence of the deities, Alakamanda, is mighty, prosperous, and well populated, much frequented by deities and abundantly provided with food, so was the royal capital of Kusavati.


44. – Кусавати, Ананда, днём и ночью непрерывно оглашалась десятью видами звуков – трубным рёвом слонов, ржанием лошадей, грохотанием колесниц, боем барабанов и бубнов, музыкой и песнями, возгласами приветствий, аплодисментами и криками: "Ешь, пей, веселись!"


"Kusavati, Ananda, resounded unceasingly day and night with ten sounds – the trumpeting of elephants, the neighing of horses, the rattling of chariots, the beating of drums and tabours, music and song, cheers, the clapping of hands, and cries of 'Eat, drink, and be merry!'


{Плач Маллов}


45. – Пойди сейчас в Кусинару, Ананда, и извести Маллов: "Сегодня, Васеттхи, в последнюю стражу ночи, Татхагата уйдёт в Паринирвану. Приходите, О Васеттхи, приходите! Не сожалейте потом при мысли: "Возле нашего города Татхагата ушёл в Окончательную Нирвану, но нам не довелось увидеть его в последние часы его жизни!"

– Да будет так, Преподобный Учитель, – ответил достопочтенный Ананда, и, приготовившись, взяв чашу и надев монашеский плащ, он отправился вместе с другим монахом в Кусинару.


{Lamentation of the Mallas}


"Go now, Ananda, to Kusinara and announce to the Mallas: 'Today, Vasetthas, in the last watch of the night, the Tathagata's Parinibbana will take place. Approach, O Vasetthas, draw near! Do not be remorseful later at the thought: "In our township it was that the Tathagata's Parinibbana took place, but we failed to see him at the end!"'"

"So be it, Lord." And the Venerable Ananda prepared himself, and taking bowl and robe, went with a companion to Kusinara.


46. А в то время Маллы собрались в зале совещаний для обсуждения своих общественных дел. И вот достопочтенный Ананда пришёл и известил их:

– Сегодня, Васеттхи, в последнюю стражу ночи, Татхагата уйдёт в Паринирвану. Приходите, О Васеттхи, приходите! Не сожалейте потом при мысли: "Возле нашего города Татхагата ушёл в Окончательную Нирвану, но нам не довелось увидеть его в последние часы его жизни!"


Now at that time the Mallas had gathered in the council hall for some public business. And the Venerable Ananda approached them and announced: "Today, Vasetthas, in the last watch of the night, the Tathagata's Parinibbana will take place. Approach, Vasetthas, draw near! Do not be remorseful later at the thought: 'In our township it was that the Tathagata's Parinibbana took place, but we failed to see him at the end.'"


47. Услышав слова достопочтенного Ананды, Маллы со своими сыновьями, со своими жёнами и с жёнами своих сыновей, очень глубоко опечалились, сердцем почувствовали печаль и были угнетены. И некоторые из них схватились за волосы и в отчаянии вздымали руки, плакали, бросались на землю и катались от горя из стороны в сторону, причитая: "Скоро-скоро Самый Почитаемый уйдёт в Паринирвану! Скоро-скоро Сугата уйдёт в Окончательную Нирвану! Скоро-скоро навсегда исчезнет Око Мира!"


When they heard the Venerable Ananda speak these words, the Mallas with their sons, their wives, and the wives of their sons, were sorely grieved, grieved at heart and afflicted; and some, with their hair all dishevelled, with arms uplifted in despair, wept; flinging themselves on the ground, they rolled from side to side, lamenting: "Too soon has the Blessed One come to his Parinibbana! Too soon has the Happy One come to his Parinibbana! Too soon will the Eye of the World vanish from sight!"


48. И так тоскуя и испытывая боль от печали, Маллы со своими сыновьями, со своими жёнами и с жёнами своих сыновей, пошли в Рощу Деревьев Сала, в парк отдыха Маллов, к месту, откуда пришёл достопочтенный Ананда.


And thus afflicted and filled with grief, the Mallas, with their sons, their wives, and the wives of their sons, went to the Sala Grove, the recreation park of the Mallas, to the place where the Venerable Ananda was.


49. И тогда достопочтенный Ананда подумал: "Если я позволю Маллам Кусинары воздавать почести Самому Почитаемому поодиночке, ночь перейдёт в рассвет прежде, чем они все предстанут перед ним. Поэтому мне следует разделить их по группам в соответствии с их родом, так, что каждая семья предстанет группой перед Самым Почитаемым и так будет представлена ему: 'Преподобный Учитель! Малла такой-то и такой по имени, со своими жёнами и детьми, со своей прислугой и со своими друзьями, почтительно склоняется к стопам Самого Почитаемого'".


And the thought arose in the Venerable Ananda: "If I were to allow the Mallas of Kusinara to pay reverence to the Blessed One one by one, the night will have given place to dawn before they are all presented to him. Therefore let me divide them up according to clan, each family in a group, and so present them to the Blessed One thus: 'The Malla of such and such a name, Lord, with his wives and children, his attendants and his friends, pays homage at the feet of the Blessed One.'"


50. И тогда достопочтенный Ананда разделил Маллов по группам в соответствии с их родом, так, что каждая семья предстала группой перед Самым Почитаемым и так была представлена ему: "Преподобный Учитель! Малла такой-то и такой по имени, со своими жёнами и детьми, со своей прислугой и со своими друзьями, почтительно склоняется к стопам Самого Почитаемого". Так достопочтенный Ананда семейными группами представил Самому Почитаемому Маллов Кусинары до окончания первой стражи ночи.


And the Venerable Ananda divided the Mallas up according to clan, each family in a group, and presented them to the Blessed One. So it was that the Venerable Ananda caused the Mallas of Kusinara to be presented to the Blessed One by clans, each family in a group, even in the first watch of the night.


{Обращение в монахи аскета Субхадды}


51. В то время в Кусинаре жил странствующий аскет по имени Субхадда (санскр. Субхадра). И странствующий аскет Субхадда услышал, как говорили: "Сегодня в третью стражу ночи отшельник Гаутама уйдёт в Окончательную Нирвану".


{The Last Convert}


Now at that time a wandering ascetic named Subhadda was dwelling at Kusinara. And Subhadda the wandering ascetic heard it said: "Today in the third watch of the night, the Parinibbana of the ascetic Gotama will take place."


52. И тогда он подумал: "Я слышал, как старые и почтенные странствующие аскеты, учителя учителей, говорили, что Татхагаты, Архаты, Достигшие Совершенного Пробуждения появляются редко в этом мире. А ведь в этот день, в последнюю стражу ночи, отшельник Гаутама уйдёт в Окончательную Нирвану. В моей душе сомнение, но мне сейчас верится, что отшельник Гаутама – тот, кто способен дать мне Учение, которое устранит это моё сомнение".


And the thought arose in him: "I have heard it said by old and venerable wandering ascetics, teachers of teachers, that the arising of Tathagatas, Arahats, Fully Enlightened Ones, is rare in the world. Yet this very day, in the last watch of the night, the Parinibbana of the ascetic Gotama will take place. Now there is in me a doubt; but to this extent I have faith in the ascetic Gotama, that he could so teach me the Dhamma as to remove that doubt."


53. Тогда странствующий аскет Субхадда пошёл в Рощу Деревьев Сала, в парк отдыха Маллов, и, приблизившись к достопочтенному Ананде, поделился с ним этими своими мыслями. И он обратился к достопочтенному Ананде со словами:

– Друг Ананда, позволь мне встретиться с отшельником Гаутамой!


Then the wandering ascetic Subhadda went to the Sala Grove, the recreation park of the Mallas, and drew near to the Venerable Ananda, and told the Venerable Ananda his thought. And he spoke to the Venerable Ananda, saying: "Friend Ananda, it would be good if I could be allowed into the presence of the ascetic Gotama."


54. Но на это достопочтенный Ананда ответил ему:

– Полно тебе, друг Субхадда! Не беспокой Татхагату. Самый Почитаемый устал.


But the Venerable Ananda answered him, saying: "Enough, friend Subhadda! Do not trouble the Tathagata. The Blessed One is weary."


55-56. И во второй, и в третий раз странствующий аскет Субхадда повторил свою просьбу:

– Друг Ананда, позволь мне встретиться с отшельником Гаутамой!

Но во второй и в третий раз достопочтенный Ананда отказал ему:

– Полно тебе, друг Субхадда! Не беспокой Татхагату. Самый Почитаемый устал.


Yet a second and a third time the wandering ascetic Subhadda made his request, and a second and a third time the Venerable Ananda refused him.


57. Самый Почитаемый услышал их разговор, подозвал достопочтенного Ананду и сказал ему:

– Хватит, Ананда! Не отказывай Субхадде. Субхадда, Ананда, может быть допущен к Татхагате. Потому что он пришёл просить меня об Учении, а не досаждать мне. И то, что я скажу ему, он сможет легко понять.


And the Blessed One heard the talk between them, and he called the Venerable Ananda and said: "Stop, Ananda! Do not refuse Subhadda. Subhadda, Ananda, may be allowed into the presence of the Tathagata. For whatever he will ask me, he will ask for the sake of knowledge, and not as an offence. And the answer I give him, that he will readily understand."


58. И тогда достопочтенный Ананда сказал странствующему аскету Субхадде:

– Проходи, друг Субхадда! Самый Почитаемый позволил тебе встретиться с ним.


Thereupon the Venerable Ananda said to the wandering ascetic Subhadda: "Go then, friend Subhadda, the Blessed One gives you leave."


59. Тогда странствующий аскет Субхадда приблизился к Самому Почитаемому и почтительно поклонился ему. И обменявшись с ним вежливыми пожеланиями и приветствиями, странствующий аскет Субхадда сел рядом и обратился к Самому Почитаемому со словами:

– Достопочтенный Гаутама, есть отшельники и брахманы, возглавляющие большие общины учеников, сопровождаемые большим количеством последователей, главы своих школ, известные и прославленные, завоевавшие уважение многих. Это такие Учителя как Пурана Кассапа, Маккхали Госала, Аджита Кесакамбали, Пакудха Каччаяна, Санджая Белаттхипутта, Нигантха Натапутта. Все ли они являются достигшими Освобождения, как каждый из них верит, что является достигшим? Или никто из них не достиг? Или, может быть, кто-то из них достиг Освобождения, а кто-то не достиг?


Then the wandering ascetic Subhadda approached the Blessed One and saluted him courteously. And having exchanged with him pleasant and civil greetings, the wandering ascetic Subhadda seated himself at one side and addressed the Blessed One, saying: "There are, Venerable Gotama, ascetics and brahmans who are heads of great companies of disciples, who have large retinues, who are leaders of schools, well known and renowned, and held in high esteem by the multitude, such teachers as Purana Kassapa, Makkhali Gosala, Ajita Kesakambali, Pakudha Kaccayana, Sanjaya Belatthiputta, Nigantha Nataputta. Have all of these attained realization, as each of them would have it believed, or has none of them, or is it that some have attained realization and others not?"


60. – Довольно, Субхадда! Неважно, все ли они являются достигшими Освобождения, как каждый из них верит, что является достигшим, или никто из них не достиг. Может быть, кто-то из них достиг Освобождения, а кто-то не достиг, это не главное. Я собираюсь раскрыть тебе Закон, Субхадда. Послушай внимательно моё объяснение.

– Да будет так, Преподобный Учитель.


"Enough, Subhadda! Let it be as it may, whether all of them have attained realization, as each of them would have it believed, or whether none of them has, or whether some have attained realization and others not. I will teach you the Dhamma, Subhadda; listen and heed it well, and I will speak."

"So be it, Lord."


{Проповедь, подобная рычанию льва}


61. Тогда Самый Почитаемый сказал:

– Какими бы ни были Учение и Дисциплина, Субхадда, если они не содержат в своей основе Благородный Восьмеричный Путь, то они не приведут к появлению среди аскетов истинных достигших первой, второй, третьей и четвёртой ступеней святости.***** С другой стороны, какими бы ни были Учение и Дисциплина, если они содержат в своей основе Благородный Восьмеричный Путь, то они приведут к появлению среди аскетов истинных достигших первой, второй, третьей и четвёртой ступеней святости. И вот, Субхадда, здесь есть Учение и Дисциплина, которые имеют в своей основе Благородный Восьмеричный Путь, и только здесь появляются среди аскетов истинные достигшие первой, второй, третьей и четвёртой ступеней святости. А у других учителей нет учений, которые приводили бы к появлению истинных достигших среди отшельников. Субхадда, если монахи будут вести Правильную Жизнь, не исчезнут архаты в этом мире.


{The Lion's Roar}


And the Blessed One spoke, saying: "In whatsoever Dhamma and Discipline, Subhadda, there is not found the Noble Eightfold Path, neither is there found a true ascetic of the first, second, third, or fourth degree of saintliness. But in whatsoever Dhamma and Discipline there is found the Noble Eightfold Path, there is found a true ascetic of the first, second, third, and fourth degrees of saintliness. Now in this Dhamma and Discipline, Subhadda, is found the Noble Eightfold Path; and in it alone are also found true ascetics of the first, second, third, and fourth degrees of saintliness. Devoid of true ascetics are the systems of other teachers. But if, Subhadda, the bhikkhus live righteously, the world will not be destitute of arahats.


62.    Мне было двадцать девять лет, Субхадда,
Когда я отрёкся от мира в поисках истинного блага.
С тех пор прошёл пятьдесят один год, Субхадда,
И всё это время я был тем, кто странствовал
По землям добродетели и истины.
И нет иного пути, ведущего к святости.
"In age but twenty-nine was I, Subhadda,
When I renounced the world to seek the Good;
Fifty-one years have passed since then, Subhadda,
And in all that time a wanderer have I been
In the domain of virtue and of truth,
And except therein, there is no saint
(of the first degree).

И нет иного пути, ведущего к святости [первой], второй, третьей и четвёртой ступеней. У других учителей нет учений, которые приводили бы к появлению истинных достигших среди отшельников. Субхадда, если бхиккху будут вести Правильную Жизнь, не исчезнут архаты в этом мире.


"And there is none of the second degree, nor of the third degree, nor of the fourth degree of saintliness. Devoid of true ascetics are the systems of other teachers. But if, Subhadda, the bhikkhus live righteously, the world will not be destitute of arahats."


63. Когда это было сказано, странствующий аскет Субхадда обратился к Самому Почитаемому со словами:

– Как замечательно, Преподобный Учитель! Как великолепно! Преподобный Учитель! Это подобно тому, как если бы человек вернул в правильное положение то, что до сих пор было перевёрнуто вверх ногами, или открыл то, что было скрыто, или указал путь заблудившемуся, или внёс светильник в темноту, чтобы зрячие смогли видеть формы. Так и Самый Почитаемый через многие пути анализа сделал Дхарму ясной для понимания. Поэтому, Преподобный Учитель, я принимаю прибежище в Самом Почитаемом, в Дхарме и в Общине монахов. Пусть Самый Почитаемый примет меня в Сангху, пусть посвятит меня в монашество.


When this was said, the wandering ascetic Subhadda spoke to the Blessed One, saying: "Excellent, O Lord, most excellent, O Lord! It is as if, Lord, one were to set upright what had been overthrown, or to reveal what had been hidden, or to show the path to one who had gone astray, or to light a lamp in the darkness so that those with eyes might see – even so has the Blessed One set forth the Dhamma in many ways. And so, O Lord, I take my refuge in the Blessed One, the Dhamma, and the Community of Bhikkhus. May I receive from the Blessed One admission to the Order and also the higher ordination."


64. – Субхадда, кто прежде был последователем другой религии, а затем пожелал стать монахом и практиковать эту Дхарму и Винаю, тому отводится испытательный срок в четыре месяца. По окончании четырёх месяцев, если бхиккху будут удовлетворены выдержавшим испытание, то они примут его в Сангху и посвятят в монахи. Так я провожу отбор испытуемых.


"Whoever, Subhadda, having been formerly a follower of another creed, wishes to receive admission and higher ordination in this Dhamma and Discipline, remains on probation for a period of four months. At the end of those four months, if the bhikkhus are satisfied with him, they grant him admission and higher ordination as a bhikkhu. Yet in this matter I recognize differences of personalities."


65. – Преподобный Учитель, пусть есть правило: кто прежде был последователем другой религии, а затем пожелал стать монахом и практиковать эту Дхарму и Винаю, тому отводится испытательный срок в четыре месяца, по окончании которого, если бхиккху удовлетворены выдержавшим испытание, они посвящают его в монахи. Если так, пусть для меня установят испытательный срок в четыре года. По окончании четырёх лет, если бхиккху будут удовлетворены мной, пусть они посвятят меня в монахи.


"If, O Lord, whoever, having been formerly a follower of another creed, wishes to receive admission and higher ordination in this Dhamma and Discipline, remains on probation for a period of four months, and at the end of those four months, if the bhikkhus are satisfied with him, they grant him admission and higher ordination as a bhikkhu – then I will remain on probation for a period of four years. And at the end of those four years, if the bhikkhus are satisfied with me, let them grant me admission and higher ordination as a bhikkhu."


66. Но Самый Почитаемый подозвал достопочтенного Ананду и сказал ему:

– Ананда, прими Субхадду в Сангху.

И достопочтенный Ананда ответил:

– Да будет так, Преподобный Учитель.


But the Blessed One called the Venerable Ananda and said to him: "Ananda, let Subhadda be given admission into the Order." And the Venerable Ananda replied: "So be it, Lord."


67. Затем странствующий аскет Субхадда сказал Ананде:

– Какая великая заслуга у тебя, друг Ананда! Какое счастье, что в присутствии Преподобного Учителя ты получил благословение на то, чтобы стать его учеником!


Then the wandering ascetic Subhadda said to the Venerable Ananda: "It is a gain to you, friend Ananda, a blessing, that in the presence of the Master himself you have received the sprinkling of ordination as a disciple."


68. Вот как странствующий аскет Субхадда в присутствии Самого Почитаемого получил благословение и был посвящён в монашество. И после своего посвящения достопочтенный Субхадда пребывал в одиночестве, в уединении, поддерживая сосредоточение внимания, проявляя настойчивость и решимость. И вскоре он достиг той цели, ради которой достойные мужи покидают свой дом и становятся монахами, он достиг высшей цели святой жизни: Просветления и личного Освобождения в здесь и сейчас. Он осознал: "Рождений больше не будет, святая жизнь принесла свой плод, цель достигнута. Нет больше причин для перерождений в этом мире". Таким образом достопочтенный Субхадда стал ещё одним из архатов. И был он последним учеником, получившим посвящение в монашество непосредственно от Самого Почитаемого.


So it came about that the wandering ascetic Subhadda, in the presence of the Blessed One, received admission and higher ordination. And from the time of his ordination the Venerable Subhadda remained alone, secluded, heedful, ardent, and resolute. And before long he attained to the goal for which a worthy man goes forth rightly from home to homelessness, the supreme goal of the holy life; and having by himself realized it with higher knowledge, he dwelt therein. He knew: "Destroyed is birth; the higher life is fulfilled; nothing more is to be done, and beyond this life nothing more remains." And the Venerable Subhadda became yet another among the arahats, and he was the last disciple converted by the Blessed One himself.




Примечание:

* Согласно комментариям, расстояние от Павы до Кусинары составляет три гавуты (приблизительно восемь километров). С большим трудом Будда прошёл этот путь, останавливаясь по дороге в двадцати пяти местах, чтобы отдохнуть. До Рощи Деревьев Сала он добрался в сумерках, когда солнце уже зашло. (^)

** Четыре места для паломничества: 1) Лумбини – место, где родился Будда; находится недалеко от Капилавасту (пали Капилаваттху). 2) Бодхгая (Будда-Гая) – место, где Татхагата достиг Совершенного Пробуждения; находится в Бихаре. 3) Исипатана возле Бенареса (современный Сарнатх) – место, где Будда прочитал свою Первую Проповедь пятерым аскетам, будущим своим ученикам. 4) Кушинагара (пали Кусинара) – место Паринирваны Будды. (^^)

*** В комментариях говорится, что Ананда к тому времени ещё не был архатом, он не достиг Освобождения, а находился на ступени вошедших в поток. (^^^)

**** Подробнее о семи драгоценностях царя-чакравартина можно прочитать на странице "Семь сокровищ чакравартина". (^^^^)

***** Четыре ступени святости – то же, что и Четыре Благородные Личности: Вошедший в Поток, Возвращающийся Один Раз, Невозвращающийся и Архат. (^^^^^)


Продолжение >>
Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5 | Часть 6

Источник: http://www.accesstoinsight.org/canon/sutta/digha/dn16.html

На главную страницу    |    На дополнительную страницу