Маха-Париниббана Сутта. Сутра о Великом Окончательном Освобождении

Дигха Никая 16

Маха-Париниббана Сутта
Сутра о Великом Окончательном Освобождении


Maha-parinibbana Sutta. Last Days of the Buddha
Translated from the Pali by Sister Vajira & Francis Story. For free distribution only.

Содержание: Часть Первая. В Магадхе; Часть Вторая. Переход в Весали; Часть Третья. Отказ от Сформированного Опыта Жизни; Часть Четвёртая.
Последняя трапеза Будды; Часть Пятая. В Кушинагаре;
Часть Шестая. Маха-Паринирвана.


Часть Первая. В Магадхе — Part One. In Magadha

1. Так я слышал. Однажды Самый Почитаемый пребывал в Раджагахе (санскр. Раджагриха), на горе, называемой Гиджакута (Гора Грифов). В это самое время царь Магадхи по имени Аджатасатту, сын царицы Видехи, задумал напасть на Вадджиян, и он так говорил: "Хотя эти Вадджияне сильны и могущественны, я уничтожу их, я искореню их, я сотру их с лица земли".


Thus have I heard. Once the Blessed One dwelt at Rajagaha, on the hill called Vultures' Peak. At that time the king of Magadha, Ajatasattu, son of the Videhi queen, desired to wage war against the Vajjis. He spoke in this fashion: "These Vajjis, powerful and glorious as they are, I shall annihilate them, I shall make them perish, I shall utterly destroy them."


2. И вот Аджатасатту, царь Магадхи, так сказал своему первому советнику, священнослужителю Вассакаре:

– Собирайся, брахман, и пойди к Самому Почитаемому, и от моего имени кланяйся ему в ноги, и желай ему хорошего здоровья, крепости духа, лёгкости, жизненных сил и спокойствия. И скажи ему так: 'Преподобный Учитель, Аджатасатту, царь Магадхи, задумал напасть на Вадджиян, и он так говорит: "Хотя эти Вадджияне сильны и могущественны, я уничтожу их, я искореню их, я сотру их с лица земли"'. И что скажет тебе Самый Почитаемый, хорошо запомни и передай мне. Ибо Татхагаты никогда не лгут.


And Ajatasattu, the king of Magadha, addressed his chief minister, the brahman Vassakara, saying: "Come, brahman, go to the Blessed One, pay homage in my name at his feet, wish him good health, strength, ease, vigour, and comfort, and speak thus: 'O Lord, Ajatasattu, the king of Magadha, desires to wage war against the Vajjis. He has spoken in this fashion: "These Vajjis, powerful and glorious as they are, I shall annihilate them, I shall make them perish, I shall utterly destroy them."' And whatever the Blessed One should answer you, keep it well in mind and inform me; for Tathagatas do not speak falsely."


3. – Хорошо, господин, – сказал брахман Вассакара, согласившись с Аджатасатту, царём Магадхи. И он распорядился запрячь большое количество великолепных колесниц, сел в одну из них, и в сопровождении остальных поехал в направлении Раджагахи к Горе Грифов. Он проехал на колеснице столько, насколько позволила дорога для проезда колесниц; затем сойдя с неё, он шёл к Самому Почитаемому пешком. [Придя и] обменявшись с Самым Почитаемым вежливыми приветствиями и многими приятными словами, он сел рядом и так обратился к Самому Почитаемому:

– Преподобный Гаутама, Аджатасатту, царь Магадхи, кланяется в ноги Преподобному Гаутаме и желает ему хорошего здоровья, крепости духа, лёгкости, жизненных сил и спокойствия. Он задумал напасть на Вадджиян, и он так говорит: "Хотя эти Вадджияне сильны и могущественны, я уничтожу их, я искореню их, я сотру их с лица земли".


"Very well, sire," said the brahman Vassakara in assent to Ajatasattu, king of Magadha. And he ordered a large number of magnificent carriages to be made ready, mounted one himself, and accompanied by the rest, drove out to Rajagaha towards Vultures' Peak. He went by carriage as far as the carriage could go, then dismounting, he approached the Blessed One on foot. After exchanging courteous greetings with the Blessed One, together with many pleasant words, he sat down at one side and addressed the Blessed One thus: "Venerable Gotama, Ajatasattu, the king of Magadha, pays homage at the feet of the Venerable Gotama and wishes him good health, strength, ease, vigour, and comfort. He desires to wage war against the Vajjis, and he has spoken in this fashion: 'These Vajjis, powerful and glorious as they are, I shall annihilate them, I shall make them perish, I shall utterly destroy them.'"


{Условия для народного благоденствия}


4. В это время достопочтенный Ананда стоял позади Самого Почитаемого и обмахивал его опахалом. И Самый Почитаемый так обратился к достопочтенному Ананде:

– Как ты слышал, Ананда: часто ли собираются Вадджияне на собрания, присутствуют ли они на собраниях?

– Да, это так, Преподобный Учитель, так я слышал.

– До тех пор, пока это так, Ананда, Вадджияне будут процветать и не придут в упадок.


{Conditions of a Nation's Welfare}


At that time the Venerable Ananda was standing behind the Blessed One, fanning him, and the Blessed One addressed the Venerable Ananda thus: "What have you heard, Ananda: do the Vajjis have frequent gatherings, and are their meetings well attended?"

"I have heard, Lord, that this is so."

"So long, Ananda, as this is the case, the growth of the Vajjis is to be expected, not their decline.


– Как ты слышал, Ананда: правда ли, что Вадджияне собираются в согласии, и расходятся в согласии, и решают свои дела в согласии?

– Да, Преподобный Учитель, я слышал, что они поступают так.

– До тех пор, пока это так, Ананда, Вадджияне будут процветать и не придут в упадок.


"What have you heard, Ananda: do the Vajjis assemble and disperse peacefully and attend to their affairs in concord?"

"I have heard, Lord, that they do."

"So long, Ananda, as this is the case, the growth of the Vajjis is to be expected, not their decline.


– Как ты слышал, Ананда: правда ли, что Вадджияне не вводят новых [основных] законов и не отменяют существующие законы, а поступают в соответствии со своими древними основными законами?

– Да, Преподобный Учитель, я слышал, что они поступают так.

– До тех пор, пока это так, Ананда, Вадджияне будут процветать и не придут в упадок.


"What have you heard, Ananda: do the Vajjis neither enact new decrees nor abolish existing ones, but proceed in accordance with their ancient constitutions?"

"I have heard, Lord, that they do."

"So long, Ananda, as this is the case, the growth of the Vajjis is to be expected, not their decline.


– Как ты слышал, Ананда: правда ли, что Вадджияне уважают, почитают, высоко ценят и чтят своих старейшин, и осознают, что важно прислушиваться к их мнению?

– Да, Преподобный Учитель, я слышал, что они поступают так.

– До тех пор, пока это так, Ананда, Вадджияне будут процветать и не придут в упадок.


"What have you heard, Ananda: do the Vajjis show respect, honor, esteem, and veneration towards their elders and think it worthwhile to listen to them?"

"I have heard, Lord, that they do."

"So long, Ananda, as this is the case, the growth of the Vajjis is to be expected, not their decline.


– Как ты слышал, Ананда: правда ли, что Вадджияне воздерживаются от похищения женщин и девушек из семей, воздерживаются от насильственного присвоения их.

– Да, Преподобный Учитель, я слышал, что они воздерживаются от этого.

– До тех пор, пока это так, Ананда, Вадджияне будут процветать и не придут в упадок.


"What have you heard, Ananda: do the Vajjis refrain from abducting women and maidens of good families and from detaining them?"

"I have heard, Lord, that they refrain from doing so."

"So long, Ananda, as this is the case, the growth of the Vajjis is to be expected, not their decline.


– Как ты слышал, Ананда: правда ли, что Вадджияне уважают, почитают, высоко ценят и поклоняются своим святыням, расположенным как в городе, так и за его пределами, и не перестают совершать им пожертвования, как делали это и раньше.

– Преподобный Учитель, я слышал, что они поклоняются своим святыням и не престают совершать им пожертвования.

– До тех пор, пока это так, Ананда, Вадджияне будут процветать и не придут в упадок.


"What have you heard, Ananda: do the Vajjis show respect, honor, esteem, and veneration towards their shrines, both those within the city and those outside it, and do not deprive them of the due offerings as given and made to them formerly?"

"I have heard, Lord, that they do venerate their shrines, and that they do not deprive them of their offerings."

"So long, Ananda, as this is the case, the growth of the Vajjis is to be expected, not their decline.


– Как ты слышал, Ананда: правда ли, что Вадджияне должным образом оказывают поддержку и защиту архатам, так, что те из них, кто ещё не приходил в их царство, могут прийти, а те, кто уже пришёл, могут спокойно жить там.

– Да, Преподобный Учитель, я слышал, что они поступают так.

– До тех пор, пока это так, Ананда, Вадджияне будут процветать и не придут в упадок.


"What have you heard, Ananda: do the Vajjis duly protect and guard the arahats, so that those who have not come to the realm yet might do so, and those who have already come might live there in peace?"

"I have heard, Lord, that they do."

"So long, Ananda, as this is the case, the growth of the Vajjis is to be expected, not their decline."


5. И затем Самый Почитаемый обратился к брахману Вассакаре с такими словами:

– Однажды, брахман, я жил в Весали, в храме Сарандада, и там я обучил Вадджиян этим семи условиям, ведущим к процветанию (семи законам благоденствия народа). До тех пор, брахман, пока Вадджияне будут соблюдать их, и пока Вадджияне будут понимать их значение, они будут процветать и не придут в упадок.


And the Blessed One addressed the brahman Vassakara in these words: "Once, brahman, I dwelt at Vesali, at the Sarandada shrine, and there it was that I taught the Vajjis these seven conditions leading to (a nation's) welfare. So long, brahman, as these endure among the Vajjis, and the Vajjis are known for it, their growth is to be expected, not their decline."


На это брахман Вассакара так сказал Самому Почитаемому:

– Преподобный Гаутама, если бы Вадджияне соблюдали лишь некоторую часть из этих условий, ведущих к процветанию, то уже тогда они процветали бы и не пришли в упадок. И тем более это так, если они соблюдают все семь законов. Несомненно, царю Магадхи Аджатасатту не победить Вадджиян, если здесь не будет предательства или раздоров. Ну, а теперь, Преподобный Гаутама, пришло время нам покинуть Вас: нам предстоит уладить много дел, много нужно сделать.


Thereupon the brahman Vassakara spoke thus to the Blessed One: "If the Vajjis, Venerable Gotama, were endowed with only one or another of these conditions leading to welfare, their growth would have to be expected, not their decline. What then of all the seven? No harm, indeed, can be done to the Vajjis in battle by Magadha's king, Ajatasattu, except through treachery or discord. Well, then, Venerable Gotama, we will take our leave, for we have much to perform, much work to do."


– Делай так, как теперь считаешь нужным, брахман, – [ответил Преподобный Учитель].

И священнослужитель Вассакара, первый советник Магадхи, испытывая воодушевление от слов Самого Почитаемого и радуясь им, поднялся со своего сиденья и удалился.


"Do as now seems fit to you, brahman." And the brahman Vassakara, the chief minister of Magadha, approving of the Blessed One's words and delighted by them, rose from his seat and departed.


{Условия благоденствия для монахов}


6. Затем, вскоре после ухода Вассакары, Самый Почитаемый так сказал достопочтенному Ананде: – Пойди теперь, Ананда, и созови в зал для проповедей всех бхиккху (монахов), живущих в окрестностях Раджагахи.


{Welfare of the Bhikkhus}


Then, soon after Vassakara's departure, the Blessed One addressed the Venerable Ananda thus: "Go now, Ananda, and assemble in the hall of audience as many bhikkhus as live around Rajagaha."


– Хорошо, Преподобный Учитель, – [ответил тот].

Достопочтенный Ананда сделал всё, что от него требовалось, [и, вернувшись,] сообщил Самому Почитаемому:

– Община бхиккху собралась, Преподобный Учитель. Теперь Самый Почитаемый может действовать по своему усмотрению.


"Very well, Lord." And the Venerable Ananda did as he was requested and informed the Blessed One: "The community of bhikkhus is assembled, Lord. Now let the Blessed One do as he wishes."


После этого Самый Почитаемый поднялся со своего сидения, пошёл в зал для проповедей, сел там на приготовленное для него место и так обратился к монахам:

– Монахи, я объясню вам семь условий, ведущих к благоденствию. Слушайте внимательно моё объяснение.

– Да будет так, Преподобный Учитель, – [ответили те].


Thereupon the Blessed One rose from his seat, went up to the hall of audience, took his appointed seat there, and addressed the bhikkhus thus: "Seven conditions leading to welfare I shall set forth, bhikkhus. Listen and pay heed to what I shall say."

"So be it, Lord."


– До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок, бхиккху, пока будут они собираться часто и во множестве. [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок, пока будут они] встречаться и расходиться в согласии, и решать дела Сангхи в согласии. [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока они не будут устанавливать новые правила и отменять существующие правила, но будут следовать согласно установленной Дисциплине (Винае). [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока они уважают, почитают, высоко ценят и чтут старших бхиккху: тех, кто долго пребывает в общине, давно стал монахом, а также патриархов и руководителей Сангхи, и пока они осознают, что важно прислушиваться к мнению старших бхиккху. [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока они не будут поддаваться жажде, которая ведёт к новому становлению. [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока они будут выбирать местом для своего жилища лесную чащу (прим: т.е. уединённое место для практики и сна). [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока будут они сосредотачиваться на мысли, чтобы добродетельные люди, друзья по Закону, которые ещё не пришли, могли бы прийти к ним, а те, кто пришёл, могли бы в спокойствии жить [в Общине]. До тех пор, бхиккху, пока монахи будут соблюдать эти семь условий, ведущих к благоденствию, и пока монахи будут понимать их значение, они будут процветать и не придут в упадок.


"The growth of the bhikkhus is to be expected, not their decline, bhikkhus, so long as they assemble frequently and in large numbers; meet and disperse peacefully and attend to the affairs of the Sangha in concord; so long as they appoint no new rules, and do not abolish the existing ones, but proceed in accordance with the code of training (Vinaya) laid down; so long as they show respect, honor, esteem, and veneration towards the elder bhikkhus, those of long standing, long gone forth, the fathers and leaders of the Sangha, and think it worthwhile to listen to them; so long as they do not come under the power of the craving that leads to fresh becoming; so long as they cherish the forest depths for their dwellings; so long as they establish themselves in mindfulness, so that virtuous brethren of the Order who have not come yet might do so, and those already come might live in peace; so long, bhikkhus, as these seven conditions leading to welfare endure among the bhikkhus and the bhikkhus are known for it, their growth is to be expected, not their decline.


7. – О других семи условиях, ведущих к благоденствию, расскажу вам, бхиккху. Слушайте внимательно моё объяснение.

– Да будет так, Преподобный Учитель.


"Seven further conditions leading to welfare I shall set forth, bhikkhus. Listen and pay heed to what I shall say."

"So be it, Lord."


– До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок, бхиккху, пока не будут они радоваться, наслаждаться и удовлетворяться деятельностью (своей кармой); [праздными] разговорами; сном; компанией (общением с другими людьми). [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока не будут они иметь тайных пороков, пока не будут они подчиняться порочным желаниям. [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока не будут они иметь плохих друзей, союзников и товарищей. [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока не будут они останавливаться на полпути к достижению [Освобождения] из-за какого-нибудь незначительного достижения (прим: например, гордиться своим положением в общине или испытывать привязанность к порученным обязанностям). До тех пор, бхиккху, пока монахи будут соблюдать эти семь условий, ведущих к благоденствию, и пока монахи будут понимать их значение, они будут процветать и не придут в упадок.


"The growth of the bhikkhus is to be expected, not their decline, bhikkhus, so long as they do not delight in, are not pleased with, and are not fond of activities, talk, sleep, and company; so long as they do not harbor, do not come under the spell of evil desires; have no bad friends, associates, or companions; and so long as they do not stop halfway on account of some trifling achievement. So long, bhikkhus, as these seven conditions leading to welfare endure among the bhikkhus and the bhikkhus are known for it, their growth is to be expected, not their decline.


{Семь благих качеств}


8. – О других семи условиях, ведущих к благоденствию, расскажу вам, бхиккху. Слушайте внимательно моё объяснение.

– Да будет так, Преподобный Учитель.


{Seven Good Qualities}


"Seven further conditions leading to welfare I shall set forth, bhikkhus. Listen and pay heed to what I shall say."

"So be it, Lord."


– До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок, бхиккху, пока будут они иметь веру; пока будут они в душе раскаиваться в совершении плохих поступков и опасаться неблагого поведения (отдаляться от неблагого); пока они будут в совершенстве овладевать Учением, обладать усердием, сосредоточением внимания и мудростью. До тех пор, бхиккху, пока монахи будут соблюдать эти семь условий, ведущих к благоденствию, и пока монахи будут понимать их значение, они будут процветать и не придут в упадок.


"The growth of the bhikkhus is to be expected, not their decline, bhikkhus, so long as they shall have faith, so long as they have moral shame and fear of misconduct, are proficient in learning, resolute, mindful, and wise. So long, bhikkhus, as these seven conditions leading to welfare endure among the bhikkhus, and the bhikkhus are known for it, their growth is to be expected, not their decline.


{Семь Факторов на Пути к Пробуждению}


9. – О других семи условиях, ведущих к благоденствию, расскажу вам, бхиккху. Слушайте внимательно моё объяснение.

– Да будет так, Преподобный Учитель.


{Seven Factors of Enlightenment}


"Seven further conditions leading to welfare I shall set forth, bhikkhus. Listen and pay heed to what I shall say."

"So be it, Lord."


– До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок, бхиккху, пока будут они совершенствоваться в Семи Факторах на Пути к Пробуждению, а именно: в Сосредоточении Внимания (санскр. смрити), в Рассмотрении (санскр. дхарма-вичарья, рассмотрение дхарм-явлений), в Усилии (санскр. вирья / речь идёт о Четырёх Правильных Усилиях), в Удовольствии (санскр. пити, блаженство), в Тишине (санскр. прашрабдхи), в Самадхи и в Беспристрастности (санскр. упекша). До тех пор, бхиккху, пока монахи будут соблюдать эти семь условий, ведущих к благоденствию, и пока монахи будут понимать их значение, они будут процветать и не придут в упадок.


"The growth of the bhikkhus is to be expected, not their decline, bhikkhus, so long as they cultivate the seven factors of enlightenment, that is: mindfulness, investigation into phenomena, energy, bliss, tranquillity, concentration, and equanimity. So long, bhikkhus, as these seven conditions leading to welfare endure among the bhikkhus, and the bhikkhus are known for it, their growth is to be expected, not their decline.


{Семь осознаний}


10. – О других семи условиях, ведущих к благоденствию, расскажу вам, бхиккху. Слушайте внимательно моё объяснение.

– Да будет так, Преподобный Учитель.


{Seven Perceptions}


"Seven further conditions leading to welfare I shall set forth, bhikkhus. Listen and pay heed to what I shall say."

"So be it, Lord."


– До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок, бхиккху, пока будут они взращивать осознание непостоянства; осознание "не-Я" (прим: т.е. осознание отсутствия независимого существования души, личного "я"); осознание загрязнённости [от жажды]; осознание того, что всё есть страдание; осознание отказа от пристрастий, осознание отдаления от пристрастий, осознание прекращения [жажды]. До тех пор, бхиккху, пока монахи будут соблюдать эти семь условий, ведущих к благоденствию, и пока монахи будут понимать их значение, они будут процветать и не придут в упадок.


"The growth of the bhikkhus is to be expected, not their decline, bhikkhus, so long as they cultivate the perception of impermanence, of egolessness, of (the body's) impurity, of (the body's) wretchedness, of relinquishment, of dispassion, and of cessation. So long, bhikkhus, as these seven conditions leading to welfare endure among the bhikkhus, and the bhikkhus are known for it, their growth is to be expected, not their decline.


{Шесть правил, как следует практиковать вместе с друзьями по Закону}


11. – О других шести условиях, ведущих к благоденствию, расскажу вам, бхиккху. Слушайте внимательно моё объяснение.

– Да будет так, Преподобный Учитель.


{Six Conditions to be Remembered}


"Six further conditions leading to welfare I shall set forth, bhikkhus. Listen and pay heed to what I shall say."

"So be it, Lord."


– До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок, бхиккху, пока будут они заботиться друг о друге со святой любовью в поступках тела, [в поступках] речи и [в поступках] мыслей, как открыто, так и наедине. [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока они не будут употреблять то, что получено ими в качестве пожертвования, включая и содержимое своих патр (чаш для пожертвования пищи), без [готовности] поделиться с добродетельными членами Общины (т.е. быть готовым разделить свою трапезу с людьми, ведущими святую практику и соблюдающими заповеди). [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока со своими друзьями по Закону (собратьями), как сообща, так и наедине, они соблюдают заповеди: правильные, совершенные, безукоризненные, чистые заповеди, ведущие к Освобождению; которые признаются мудрыми людьми, которые освобождают [от мирских цепляний] и способствуют медитативной концентрации. [До тех пор монахи будут процветать и не придут в упадок], пока со своими друзьями по Закону, как сообща, так и наедине, они придерживаются благородного [Правильного] Взгляда, ведущего к Освобождению, ведущего к полному искоренению страданий у того, кто практикует в соответствии с этим взглядом. До тех пор, бхиккху, пока монахи будут соблюдать эти шесть условий, ведущих к благоденствию, и пока монахи будут понимать их значение, они будут процветать и не придут в упадок.


"The growth of the bhikkhus is to be expected, not their decline, bhikkhus, so long as they attend on each other with loving-kindness in deed, word, and thought, both openly and in private; so long as in respect of what they receive as due offerings, even the contents of their alms bowls, they do not make use of them without sharing them with virtuous members of the community; so long as, in company with their brethren, they train themselves, openly and in private, in the rules of conduct, which are complete and perfect, spotless and pure, liberating, praised by the wise, uninfluenced (by mundane concerns), and favorable to concentration of mind; and in company with their brethren, preserve, openly and in private, the insight that is noble and liberating, and leads one who acts upon it to the utter destruction of suffering. So long, bhikkhus, as these six conditions leading to welfare endure among the bhikkhus, and the bhikkhus are known for it, their growth is to be expected, not their decline.


{Наставления монахам}


12. Пребывая в Раджагахе на горе Гиджакута, Самый Почитаемый часто наставлял бхиккху в том, что такое соблюдение заповедей (добродетель), что такое самадхи, что такое мудрость. "Велик плод, велика польза от самадхи, когда оно в совершенстве развито посредством добродетельного поведения. Велик плод, велика польза от мудрости, когда она в совершенстве развита посредством самадхи. Душа (ум) полностью освобождается от утечек (пали асава) – утечек чувственности, утечек бытия (становления) и утечек неведения, – когда она в совершенстве развита посредством мудрости".


{Counsel to the Bhikkhus}


And the Blessed One, living at Rajagaha, at the hill called Vultures' Peak, often gave counsel to the bhikkhus thus:

"Such and such is virtue; such and such is concentration; and such and such is wisdom. Great becomes the fruit, great is the gain of concentration when it is fully developed by virtuous conduct; great becomes the fruit, great is the gain of wisdom when it is fully developed by concentration; utterly freed from the taints of lust, becoming, and ignorance is the mind that is fully developed in wisdom."


13. Пробыв в Раджагахе, столько, сколько ему было нужно, Самый Почитаемый затем обратился к достопочтенному Ананде с такими словами:

– В путь, Ананда, пойдём в Амбалаттхику.

– Да будет так, Преподобный Учитель.


When the Blessed One had stayed at Rajagaha as long as he pleased, he addressed the Venerable Ananda thus: "Come, Ananda, let us go to Ambalatthika."

"So be it, Lord."


И вот Самый Почитаемый вместе с большой общиной монахов отправился в Амбалаттхику.


And the Blessed One took up his abode at Ambalatthika, together with a large community of bhikkhus.


14. В Амбалаттхике Самый Почитаемый остановился в доме, предназначенном для отдыха царя, и там Самый Почитаемый также часто наставлял бхиккху в том, что такое соблюдение заповедей, что такое самадхи, что такое мудрость. "Велик плод, велика польза от самадхи, когда оно в совершенстве развито посредством добродетельного поведения. Велик плод, велика польза от мудрости, когда она в совершенстве развита посредством самадхи. Душа полностью освобождается от утечек – утечек чувственности, утечек бытия и утечек неведения, – когда она в совершенстве развита посредством мудрости".


At Ambalatthika the Blessed One came to stay in the king's rest house; and there, too, the Blessed One often gave counsel to the bhikkhus thus:

"Such and such is virtue; such and such is concentration; and such and such is wisdom. Great becomes the fruit, great is the gain of concentration when it is fully developed by virtuous conduct; great becomes the fruit, great is the gain of wisdom when it is fully developed by concentration; utterly freed from the taints of lust, becoming, and ignorance is the mind that is fully developed in wisdom."


15. Пробыв в Амбалаттхике, столько, сколько ему было нужно, Самый Почитаемый затем обратился к достопочтенному Ананде с такими словами:

– В путь, Ананда, пойдём в Наланду.

– Да будет так, Преподобный Учитель.


When the Blessed One had stayed at Ambalatthika as long as he pleased, he addressed the Venerable Ananda thus: "Come, Ananda, let us go to Nalanda."

"So be it, Lord."


Тогда Самый Почитаемый вместе с большой общиной монахов отправился в Наланду и остановился там в манговой роще Паварика.


And the Blessed One took up his abode at Nalanda together with a large community of bhikkhus, and came to stay in the mango grove of Pavarika.


{Слова Сарипутты, подобные львиному рычанию}


16. И вот к Самому Почитаемому явился достопочтенный Сарипутта*, почтительно приветствовал его, сел рядом и обратился к нему так:

– Преподобный Учитель, моя вера в Самого Почитаемого так велика, что [мне думается], никогда не было, никогда не будет и нет теперь никого, ни среди монахов (отшельников), ни среди священнослужителей, кто превзошёл бы Самого Почитаемого в Пробуждении.


{Sariputta's Lion's Roar}


Then the Venerable Sariputta went to the Blessed One, respectfully greeted him, sat down at one side, and spoke thus to him:

"This faith, Lord, I have in the Blessed One, that there has not been, there will not be, nor is there now, another recluse or brahman more exalted in Enlightenment than the Blessed One."


– Возвышены слова твои, Сарипутта, и высокопарны! Выражены с уверенностью, и, поистине, звучат, как львиный рык! Но почему это так, Сарипутта? Что касается Архатов, Достигших Совершенного Пробуждения прошлого, имеешь ли ты непосредственное личное знание об этих Самых Почитаемых: у них были такие-то добродетели, такая-то медитативная практика, такая-то мудрость, такая-то жизнь, и так они достигли Освобождения?

– Нет, Преподобный Учитель.


"Lofty indeed is this speech of yours, Sariputta, and lordly! A bold utterance, a veritable sounding of the lion's roar! But how is this, Sariputta? Those Arahats, Fully Enlightened Ones of the past – do you have direct personal knowledge of all those Blessed Ones, as to their virtue, their meditation, their wisdom, their abiding, and their emancipation?"

"Not so, Lord."


– Тогда почему это так, Сарипутта? Что касается Архатов, Достигших Совершенного Пробуждения будущего, имеешь ли ты непосредственное личное знание об этих Самых Почитаемых: у них будут такие-то добродетели, такая-то медитативная практика, такая-то мудрость, такая-то жизнь, и так они достигнут Освобождения?

– Нет, Преподобный Учитель.


"Then how is this, Sariputta? Those Arahats, Fully Enlightened Ones of the future – do you have direct personal knowledge of all those Blessed Ones, as to their virtue, their meditation, their wisdom, their abiding, and their emancipation?"

"Not so, Lord."


– Тогда почему это так, Сарипутта? Что касается меня, Архата, Достигшего Совершенного Пробуждения в настоящем, имеешь ли ты непосредственное личное знание о моих добродетелях, о моей медитативной практике, о моей мудрости, о моей жизни и о том, как я достиг Освобождения?

– Нет, Преподобный Учитель.


"Then how is this, Sariputta? Of me, who am at present the Arahat, the Fully Enlightened One, do you have direct personal knowledge as to my virtue, my meditation, my wisdom, my abiding, and my emancipation?"

"Not so, Lord."


– Тогда очевидно, Сарипутта, что ты не обладаешь таким непосредственным личным знанием в отношении Архатов, Достигших Совершенного Пробуждения прошлого, будущего и настоящего. На каком же основании ты имеешь смелость утверждать так возвышенно и высокопарно, выражаться столь уверенно, произносить слова, поистине, подобные рыку льва: "Преподобный Учитель, моя вера в Самого Почитаемого так велика, что [мне думается], никогда не было, никогда не будет и нет теперь никого, ни среди отшельников, ни среди священнослужителей, кто превзошёл бы Самого Почитаемого в Пробуждении"?


"Then it is clear, Sariputta, that you have no such direct personal knowledge of the Arahats, the Fully Enlightened Ones of the past, the future, and the present. How then dare you set forth a speech so lofty and lordly, an utterance so bold, a veritable sounding of the lion's roar, saying: 'This faith, Lord, I have in the Blessed One, that there has not been, there will not be, nor is there now another recluse or brahman more exalted in Enlightenment than the Blessed One'?"


17. – Преподобный Учитель, безусловно, я не обладаю таким непосредственным личным знанием (божественным чтением сознания) в отношении Архатов, Достигших Совершенного Пробуждения прошлого, будущего и настоящего. Но, несмотря на это, я делаю заключение на основании Дхармы (Закона). Преподобный Учитель, допустим, на границе царства есть крепость, хорошо укреплённая, хорошо защищённая крепостным валом и орудийными башнями, и у этой крепости есть единственные ворота, у которых поставлен сторожем умный, опытный и предусмотрительный человек, который не пускает незнакомцев, а впускает внутрь только знакомых. Обходя дозором крепость, он не обнаруживает в крепостных стенах ни малейшей дыры или трещины, через которую смогла бы пролезть кошка. Из этого он делает вывод: "Все крупные живые существа, которые желают войти или выйти из города, должны делать это только через эти ворота". Подобным же образом, Преподобный Учитель, я делаю заключение на основании Дхармы.


"No such direct personal knowledge, indeed, is mine, Lord, of the Arahats, the Fully Enlightened Ones of the past, the future, and the present; and yet I have come to know the lawfulness of the Dhamma. Suppose, Lord, a king's frontier fortress was strongly fortified, with strong ramparts and turrets, and it had a single gate, and there was a gatekeeper, intelligent, experienced, and prudent, who would keep out the stranger but allow the friend to enter. As he patrols the path that leads all around the fortress, he does not perceive a hole or fissure in the ramparts even big enough to allow a cat to slip through. So he comes to the conclusion: 'Whatever grosser living things are to enter or leave this city, they will all have to do so just by this gate.' In the same way, Lord, I have come to know the lawfulness of the Dhamma.


– Преподобный Учитель! Все Бхагаваны, Архаты, Достигшие Совершенного Пробуждения прошлого отдалялись от пяти помех [для медитации], от загрязнений души (ума), ослабляющих мудрость; они успокаивали душу посредством Четырёх Основ для Сосредоточения Внимания (прим: т.е. постоянно сосредоточивая внимание на Четырёх Темах); они должным образом взращивали Семь Факторов на Пути к Пробуждению и проявляли совершенное состояние непревзойдённого Высшего Пробуждения.


"For, Lord, all the Blessed Ones, Arahats, Fully Enlightened Ones of the past had abandoned the five hindrances, the mental defilements that weaken wisdom; had well established their minds in the four foundations of mindfulness; had duly cultivated the seven factors of enlightenment, and were fully enlightened in unsurpassed, supreme Enlightenment.


– Преподобный Учитель! Таким же образом все Бхагаваны, Архаты, Достигшие Совершенного Пробуждения будущего будут отдаляться от пяти помех, от загрязнений души, ослабляющих мудрость; они будут успокаивать душу посредством Четырёх Основ для Сосредоточения Внимания; они должным образом будут взращивать Семь Факторов на Пути к Пробуждению и проявят совершенное состояние непревзойдённого Высшего Пробуждения.


"And, Lord, all the Blessed Ones, Arahats, Fully Enlightened Ones of the future will abandon the five hindrances, the mental defilements that weaken wisdom; will well establish their minds in the four foundations of mindfulness; will duly cultivate the seven factors of enlightenment, and will be fully enlightened in unsurpassed, supreme Enlightenment.


– Преподобный Учитель! Таким же образом и Самый Почитаемый настоящего времени, Архат, Достигший Совершенного Пробуждения, отдалился от пяти помех, от загрязнений души, ослабляющих мудрость; он успокоил душу посредством Четырёх Основ для Сосредоточения Внимания; он должным образом взрастил Семь Факторов на Пути к Пробуждению и проявил совершенное состояние непревзойдённого Высшего Пробуждения.


"And the Blessed One too, Lord, being at present the Arahat, the Fully Enlightened One, has abandoned the five hindrances, the mental defilements that weaken wisdom; has well established his mind in the four foundations of mindfulness; has duly cultivated the seven factors of enlightenment, and is fully enlightened in unsurpassed, supreme Enlightenment."


18. И в Наланде, в манговой роще Паварика, Самый Почитаемый также часто наставлял бхиккху в том, что такое соблюдение заповедей, что такое самадхи, что такое мудрость. "Велик плод, велика польза от самадхи, когда оно в совершенстве развито посредством добродетельного поведения. Велик плод, велика польза от мудрости, когда она в совершенстве развита посредством самадхи. Душа полностью освобождается от утечек – утечек чувственности, утечек бытия и утечек неведения, – когда она в совершенстве развита посредством мудрости.


And also in Nalanda, in the mango grove of Pavarika, the Blessed One often gave counsel to the bhikkhus thus:

"Such and such is virtue; such and such is concentration; and such and such is wisdom. Great becomes the fruit, great is the gain of concentration when it is fully developed by virtuous conduct; great becomes the fruit, great is the gain of wisdom when it is fully developed by concentration; utterly freed from the taints of lust, becoming, and ignorance is the mind that is fully developed in wisdom."


19. Пробыв в Наланде, столько, сколько ему было нужно, Самый Почитаемый затем обратился к достопочтенному Ананде с такими словами:

– В путь, Ананда, пойдём в Паталигаму.

– Да будет так, Преподобный Учитель.


When the Blessed One had stayed at Nalanda as long as he pleased, he addressed the Venerable Ananda thus:

"Come, Ananda, let us go to Pataligama."

"So be it, Lord."


Тогда Самый Почитаемый вместе с большой общиной монахов отправился в Паталигаму.


And the Blessed One took up his abode at Pataligama together with a large community of bhikkhus.


20. И вот паталигамские приверженные верующие узнали: "Говорят, что Самый Почитаемый пришёл в Паталигаму". Тогда они пошли к Самому Почитаемому, почтительно приветствовали его, сели рядом и обратились к нему так:

– Преподобный Учитель, мы просим Самого Почитаемого нанести визит в наш зал для встреч.

И Самый Почитаемый согласился в молчании.


Then the devotees of Pataligama came to know: "The Blessed One, they say, has arrived at Pataligama." And they approached the Blessed One, respectfully greeted him, sat down at one side, and addressed him thus: "May the Blessed One, Lord, kindly visit our council hall." And the Blessed One consented by his silence.


21. Видя, что Самый Почитаемый согласен, паталигамские приверженные верующие поднялись со своих мест, почтительно преклонились перед ним, и, обойдя его с правой стороны (посолонь), отошли, направившись в зал для встреч. Затем в зале для встреч они разостлали повсюду ковры, приготовили сиденья и воду, засветили масляную лампаду. Сделав это, они вновь пришли к Самому Почитаемому, почтительно приветствовали его и, стоя рядом, обратились к нему:

– Преподобный Учитель, мы подготовили зал для встреч, разостлав повсюду ковры, приготовив сиденья и воду, засветив лампаду. Преподобный Учитель, пусть Самый Почитаемый приходит, когда ему будет угодно.


Knowing the Blessed One's consent, the devotees of Pataligama rose from their seats, respectfully saluted him, and keeping their right sides towards him, departed for the council hall. Then they prepared the council hall by covering the floor all over, arranging seats and water, and setting out an oil lamp. Having done this, they returned to the Blessed One, respectfully greeted him, and standing at one side, announced: "Lord, the council hall is ready, with the floor covered all over, seats and water prepared, and an oil lamp has been set out. Let the Blessed One come, Lord, at his convenience.


22. И тогда Самый Почитаемый собрался и, взяв свою чашу и накидку, отправился с общиной монахов в зал для встреч. Омыв свои ноги, Самый Почитаемый вошёл в зал для встреч и сел напротив срединной колонны лицом к востоку. Монахи Общины, омыв свои ноги, также вошли в зал для встреч и сели у западной стены лицом к востоку, так, что Самый Почитаемый оказался впереди них. А паталигамские приверженные верующие, омыв свои ноги, вошли в зал для встреч и сели у восточной стены лицом к западу, так, что Самый Почитаемый оказался перед ними.


And the Blessed One got ready, and taking his bowl and robe, went to the council hall together with the company of bhikkhus. After rinsing his feet, the Blessed One entered the council hall and took his seat close to the middle pillar, facing east. The community of bhikkhus, after rinsing their feet, also entered the council hall and took seats near the western wall, facing east, so that the Blessed One was before them. And the devotees of Pataligama, after rinsing their feet and entering the council hall, sat down near the eastern wall, facing west, so that the Blessed One was in front of them.


{Плоды праведной и неправедной жизни}


23. Вслед за тем Самый Почитаемый обратился к паталигамским приверженным верующим с такими словами:

– Домовладельцы! Нарушая заповеди, неправедный человек подвергает себя пяти опасностям:

(1) большой растрате имущества из-за безрассудства;

(2) плохой репутации;

(3) боязливому и беспокойному поведению в любом сословии, будь то благородные воины, священнослужители, домовладельцы или отшельники;

(4) состоянию замешательства во время смерти;

(5) и, наконец, с распадом тела после смерти, он перерождается в области страданий, в краю несчастий, в скверном мире, в Аду.


{The Fruits of an Immoral and a Moral Life}


Thereupon the Blessed One addressed the devotees of Pataligama thus: "The immoral man, householders, by falling away from virtue, encounters five perils: great loss of wealth through heedlessness; an evil reputation; a timid and troubled demeanor in every society, be it that of nobles, brahmans, householders, or ascetics; death in bewilderment; and, at the breaking up of the body after death, rebirth in a realm of misery, in an unhappy state, in the nether world, in hell.


24. – Домовладельцы! Соблюдая заповеди, праведный человек обретает тем самым пять благ:

(1) большое богатство благодаря усердию;

(2) хорошую репутацию;

(3) уверенное безбоязненное поведение в любом сословии, будь то благородные воины, священнослужители, домовладельцы или отшельники;

(4) спокойствие во время смерти;

(5) и, наконец, с распадом тела после смерти, он перерождается в счастливом мире, на Небесах.


"Five blessings, householders, accrue to the righteous man through his practice of virtue: great increase of wealth through his diligence; a favorable reputation; a confident deportment, without timidity, in every society, be it that of nobles, brahmans, householders, or ascetics; a serene death; and, at the breaking up of the body after death, rebirth in a happy state, in a heavenly world."


25. Так до поздней ночи Самый Почитаемый наставлял приверженных верующих Паталигамы в Дхарме, воодушевлял, учил и радовал их. А затем он отпустил их со словами:

– Далеко за полночь, домовладельцы. Вы можете идти, делайте, как сочтёте нужным.


And the Blessed One spent much of the night instructing the devotees of Pataligama in the Dhamma, rousing, edifying, and gladdening them, after which he dismissed them, saying: "The night is far advanced, householders. You may go at your convenience.


– Да будет так, Преподобный Учитель, – [ответили те].

Приверженные верующие Паталигамы поднялись со своих мест, почтительно преклонились перед Самым Почитаемым, и обойдя его с правой стороны, ушли. А Самый Почитаемый вскоре после их ухода удалился в уединённое место.


"So be it, Lord." And the devotees of Pataligama rose from their seats, respectfully saluted the Blessed One, and keeping their right sides towards him, departed. And the Blessed One, soon after their departure, retired into privacy.


26. В то время Сунидха и Вассакара, главные советники в Магадхе, строили крепость в Паталигаме для обороны против Вадджиян. И тут было множество богов, тысячи их, они заселили земли Паталигамы. И вот боги великой силы, обитавшие в том краю, склонили сильных правителей к тому, чтобы те заложили там селение. А также боги средней и малой силы склонили власти средней и малой силы к тому, чтобы те заложили там селение.


At that time Sunidha and Vassakara, the chief ministers of Magadha, were building a fortress at Pataligama in defence against the Vajjis. And deities in large numbers, counted in thousands, had taken possession of sites at Pataligama. In the region where deities of great power prevailed, officials of great power were bent on constructing edifices; and where deities of medium power and lesser power prevailed, officials of medium and lesser power were bent on constructing edifices.


27. И вот Самый Почитаемый своим Божественным Зрением, чистым, превосходящим человеческие способности, увидел этих богов, тысячи их, там, где они заселяли земли Паталигамы. И встав рано, в предрассветные сумерки, Самый Почитаемый обратился к достопочтенному Ананде:

– Ананда, кто строит город в Паталигаме?


And the Blessed One saw with the heavenly eye, pure and transcending the faculty of men, the deities, counted in thousands, where they had taken possession of sites in Pataligama. And rising before the night was spent, towards dawn, the Blessed One addressed the Venerable Ananda thus: "Who is it, Ananda, that is erecting a city at Pataligama?"


– Преподобный Учитель, Сунидха и Вассакара, главные советники в Магадхе, строят крепость в Паталигаме для обороны против Вадджиян.


"Sunidha and Vassakara, Lord, the chief ministers of Magadha, are building a fortress at Pataligama, in defence against the Vajjis."


28. – Ананда, всё происходит так, как будто Сунидха и Вассакара советовались с богами Небес Тридцати Трёх Богов. Ананда, я вижу своим Божественным Зрением, чистым, превосходящим человеческие способности, множество богов, тысячи их, и они заселили земли Паталигамы. Боги великой силы, обитающие в этом краю, склонили сильных правителей к тому, чтобы те заложили здесь селение. А также боги средней и малой силы склонили власти средней и малой силы к тому, чтобы те заложили здесь селение. Поистине, Ананда, пока существует арийская раса и пока простираются торговые пути, здесь будет великий город Паталипутта (санскр. Паталипутра), центр торговли. Но Паталипутта, Ананда, будет подвергаться трём опасностям: опасности огня, опасности воды и опасности раздоров.


"It is, Ananda, as if Sunidha and Vassakara had taken counsel with the gods of the Thirty-three. For I beheld, Ananda, with the heavenly eye, pure and transcending the faculty of men, a large number of deities, counted in thousands, that have taken possession of sites at Pataligama. In the region where deities of great power prevail, officials of great power are bent on constructing edifices; and where deities of medium and lesser power prevail, officials of medium and lesser power are bent on constructing edifices. Truly, Ananda, as far as the Aryan race extends and trade routes spread, this will be the foremost city Pataliputta, a trade-center. But Pataliputta, Ananda, will be assailed by three perils – fire, water, and dissension."


29. После этого Сунидха и Вассакара пришли к Самому Почитаемому, и, обменявшись с Самым Почитаемым вежливыми приветствиями и многими приятными словами, они встали рядом и так обратились к нему:

– Преподобный Гаутама, просим Вас пожаловать завтра к нам на трапезу вместе с общиной бхиккху.

И Самый Почитаемый согласился в молчании.


Then Sunidha and Vassakara went to the Blessed One, and after courteous greeting to the Blessed One, and exchanging many pleasant words, they stood at one side and addressed him thus: "May the Venerable Gotama please accept our invitation for tomorrow's meal, together with the community of bhikkhus." And the Blessed One consented by his silence.


30. Видя, что Самый Почитаемый согласен, Сунидха и Вассакара возвратились в дом, где они приготовили изысканные твёрдые и мягкие кушанья. Когда наступило подходящее время, они известили Самого Почитаемого:

– Наступило время трапезы, Преподобный Гаутама, всё готово.


Knowing the Blessed One's consent, Sunidha and Vassakara departed for their own abodes, where they had choice food, hard and soft, prepared. And when it was time, they announced to the Blessed One: "It is time, Venerable Gotama; the meal is ready."


И вот Самый Почитаемый собрался утром, и взяв чашу и накидку, отправился вместе с общиной бхиккху к дому Сунидхи и Вассакары, и там сел на приготовленное для него место. Сунидха и Вассакара лично обслуживали общину монахов во главе с Буддой и подавали им изысканные твёрдые и мягкие кушанья. Когда Самый Почитаемый окончил свою трапезу и отставил свою чашу, советники сели рядом, заняв низкие сиденья.


Thereupon the Blessed One got ready in the forenoon, and taking bowl and robe, he went together with the community of bhikkhus to the abode of Sunidha and Vassakara, where he took the seat prepared for him. And Sunidha and Vassakara themselves attended on the community of bhikkhus headed by the Buddha, and served them with choice food, hard and soft. When the Blessed One had finished his meal and had removed his hand from the bowl, they took low seats and sat down at one side.


31. И тогда Самый Почитаемый поблагодарил их, произнеся следующие строфы:

Где бы он ни жил, разумный человек
Помогает тем, кто праведен и добродетелен.
И, делая подношения этим достойным людям,
Он посвящает свои заслуги богам той местности.

Принимая такое поклонение, в свою очередь те боги уважают его
И любят его, как мать любит своё единственное дитя.
Кто с благосклонностью принят богами,
Кто любим ими, тот обретает благую судьбу.

And the Blessed One thanked them with these stanzas:

"Wherever he may dwell, the prudent man
Ministers to the chaste and virtuous;
And having to these worthy ones made gifts,
He shares his merits with the local devas.
And so revered, they honor him in turn,
Are gracious to him even as a mother
Is towards her own, her only son;
And he who thus enjoys the devas' grace,
And is by them beloved, good fortune sees."

После этого Самый Почитаемый поднялся со своего места и удалился.


After this, the Blessed One rose from his seat and departed.


{Переправа через Ганг}


32. Следуя за ним, Сунидха и Вассакара проводили Самого Почитаемого, и они говорили:

– Те ворота, через которые монах Гаутама выйдет сегодня, мы назовём воротами Гаутамы; а тот брод, где он переправится через реку Ганг, мы назовём бродом Гаутамы.

И с тех пор, те ворота стали называть воротами Гаутамы.


{Crossing the Ganges}


Then Sunidha and Vassakara followed behind the Blessed One, step by step, saying: "Through whichever gate the recluse Gotama will depart today, that we will name the Gotama-gate; and the ford by which he will cross the river Ganges shall be named the Gotama-ford." And so it came to pass, where the gate was concerned.


33. Однако, когда Самый Почитаемый подошёл к Гангу, [из-за паводка] вода в реке до краёв заполнила русло, так, что вороны [на берегу без труда] могли пить её. Желая переправиться на другой берег, одни люди ходили в поисках лодки или парома, другие вязали плоты [из тростника]. И вот, как сильный человек быстро разогнул бы свою согнутую руку или согнул бы свою вытянутую руку, так и Самый Почитаемый [вместе с общиной монахов] так же быстро исчез с одного берега реки Ганг и очутился на противоположном берегу.


But when the Blessed One came to the river Ganges, it was full to the brim, so that crows could drink from it. And some people went in search of a boat or float, while others tied up a raft, because they desired to get across. But the Blessed One, as quickly as a strong man might stretch out his bent arm or draw in his outstretched arm, vanished from this side of the river Ganges, and came to stand on the yonder side.


34. И Самый Почитаемый увидел, как одни люди, желая переправиться на другой берег, ищут лодку или паром, а другие вяжут плоты. И тогда Самый Почитаемый, видя это, произнёс следующие строфы вдохновения:

Одни люди, переправившись через огромный океан,
Оставили низкие земли далеко позади,
В то время как другие, всё ещё вяжущие тростниковые плоты,
Будут спасены непревзойдённой мудростью.

And the Blessed One saw the people who desired to cross searching for a boat or float, while others were binding rafts. And then the Blessed One, seeing them thus, gave forth the solemn utterance:

"They who have bridged the ocean vast,
Leaving the lowlands far behind,
While others still their frail rafts bind,
Are saved by wisdom unsurpassed."


Примечание: * Здесь Сарипутта (санскр. Шарипутра) появляется перед Самым Почитаемым не в физическом теле. Потому что, как человек, Сарипутта умер до Паринирваны Будды и до встречи, описываемой в этой сутре. Другими словами, Сарипутта появился в божественном теле воплощения (санскр. нирманакая). (^)


Продолжение >>
Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5 | Часть 6

Источник: http://www.accesstoinsight.org/canon/sutta/digha/dn16.html

На главную страницу    |    На дополнительную страницу