ПАРАЛОКАСИДДХИ
                      ПАРАЛОКАСИДДХИ

     (Пер. с тибетского на английский Ю.Н. Рериха,
      пер. с английского на русский Н.Н. Шабанова)
Представляем перевод с тибетского небольшого трактата ачарьи
Дхармоттары, озаглавленный Паралокасиддхи ('JIG-RТЕN РНА-RОL
GRUВ-РА). Он входит в состав Танджура, изданного в Дэргэ (том
ZНЕ, лл. 246b - 249b). В каталоге, выпущенном в 1934 г. Тоhoku
Imperial University (Sеndаi), трактат зарегистрирован под
N4251. В этой работе автор пытается доказать непрерывность по-
тока сознания и подойти таким образом к утверждению существо-
вания Потустороннего мира, - чрезвычайно важной проблеме, вы-
зывавшей горячие споры среди буддийских философских школ.
Санскритоязычный оригинал Паралокасиддхи был переведен на ти-
бетский язык кашмирским пандитой Бхавьяраджей и известным ти-
бетским переводчиком или лоцзавой (LО-ТSА-ВА) РА-ТSНАВ NYI-МА
GRAGS (род. в 1055 г.).

                  Хвала Маньчжугхошакумаре!

Кое-кто считает,  что  Потусторонний  мир  (паралока/'JIG-RТЕN
РНА-ROL),  предшествущий  рождению  и  следующий  за  смертью,
представляет собой некое состояние,  характеризуемое прекраще-
нием    континуума    (сантана/   RGYUN)   сознания   (виджнь-
яна/RNАМ-SНЕS). Однако это утверждение сформулировано неверно,
поскольку  предполагается,  что  мы не в состоянии представить
себе такой вид сознания,  который бы существенно отличался  от
основных  элементов  (махабхута/'ВYОNG-ВА-СНЕN-PO) физического
тела (кая/LUS)  и мог бы постигать природу,  идентичной им, т.
е.  основным элементам,  будучи лишен этой природы. Если мысль
(ВSАМ-РА) не отлична от физических тел,  которым  явно  свойс-
твенны начало и конец,  как в таком случае мыслительный конти-
нуум,  последний миг которого не поддается  наблюдению,  может
иметь природу беспрерывного течения? Даже если бы сознание от-
личалось от физического тела, то можно было бы возразить, что,
возникнув  вначале  от четырех основных элементов (физического
тела),  сознание впоследствии обусловлено предшествующими  мо-
ментами  своего континуума и длится только ограниченное время,
равное продолжительности  физической  жизни.  Можно,  конечно,
возразить,  что  и  начало (мукха/SGO),  от которого произошел
континуум сознания,  всегда было сознанием.  Подобным  образом
можно утверждать,  что и сознание ребенка возникло от сознания
его матери.  Тем не менее во всех этих  случаях  существование
Потустороннего мира остается недоказанным.
    На все изложенное выше я отвечу следующим.
    Итак, первое  утверждение о том,  что "сознание не отлично
от физического тела,  представляющего собой сочетание  четырех
основных  элементов",  сформулированное вами с целью отрицания
существования Потустороннего мира, - несостоятельно, поскольку
пять  видов    ощущений   (индрия-виджньяна/DВАNG-РО'I   RNАМ-
-SНЕS-РА)", наличие которых  не  отвергается  вами,  не  могут
явиться   следствием  таких  чувств,  как  удовольствие  (сук-
ха/ВDЕ-ВА) или страдание (дучкха/ВSDUG-ВSNYАL),  и они не спо-
собны воспринимать различные внешние объекты (бахья/РНYI-ROL),
их форму (рупа/GZUGS) и т. д. как приятные или неприятные. По-
чему? Потому что сама природа перцептивного суждения (адхьява-
сая/ZНЕN-РА),  лежащая в основе (RТЕN) всякого опыта (NYАМS-SU
МYОNG-ВА) и осмысляющая внешние объекты, может быть установле-
на  с  помощью  памяти.  Исходя  из  этого,  можно  установить
(NGES-РА),  что  ощущения удовольствия и неприязни,  вызванные
при восприятии материальных форм и т.  д.,  от них отличаются.
Ведь формы,  которые мы прочувствовали как приятные или непри-
ятные. не являются таковыми. Таким образом, чувство удовольст-
вия и т.  д.,  отличное от воспринимаемых объектов, может быть
определено  как  субъективный   элемент,   вызванный   памятью
(SНЕS-РА),  неотступно  преследующий наш опыт.  Следовательно,
этот опыт непременно должен быть субъективным. Поэтому, подоб-
но тому как сознание отличается от того, что ему представляет-
ся (является - appear),  напр., форма и т. п., - отлично также
и субъективное ощущение от физического тела.  То же самое про-
исходит и с  ощущениями  (SНЕS-РА),  поступающими  от  органов
чувств (индрия/DВАNG-РО). Так, рассматривая собственные ладони
(LАG-МТНIL),  человек ясно представляет себе, что они не восп-
ринимаются как приятные или неприятные от природы. Ладонь ощу-
щается чем-то отличным от этих чувств удовольствия или страда-
ния*.

--------------------------
* Автор приводит этот отрывок,  чтобы доказать, что субъектив-
ное и объективное различны.  Ясно представляя  себе  трудности
доказательства отдельной  природы  субъекта  и объекта,  когда
объект принадлежит другому индивиду  или  является  каким-либо
внешним объектом, он приводит пример индивида, рассматривающе-
го собственную руку, так как в этом случае индивид может легко
постичь  их отдельную природу,  потому что в нем представлен и
субъект,  и объект.  Поэтому то же самое, что возможно, предс-
тавлялось  его  глазам  как приятное, могло в действительности
причинять боль.


Итак, когда человек видит свою руку,  он может по собственному
опыту удостовериться в том,  что зрительное ощущение,  которое
определило ладонь как приятную  или  неприятную,  было  чем-то
иным по отношению к рассматриваемому объекту,  т. е. к его ру-
ке.  Таким образом,  неверное утверждение, что физическое тело
является  разумом  (буддхи/ВLО) или что сознание (SЕМS-РА-САN)
представляет собой некую функцию четырех  основных  элементов,
может  быть отвергнуто с помощью прямого чувственного восприя-
тия (пратьякша/МNGON-SUМ) как и утверждение,  что  результатом
опьянения послужило свойство вина. Кое-кто говорит о том, что,
как и в случае с  дымом,  первое  появление  которого,  должно
быть,  возникло от огня, а в последующие моменты он исходил из
себя подобного (т.  е.  дыма)  таким  же  образом  и  ощущение
(SНЕS-РА) поначалу произошло от четырех основных элементов,  а
в последующие моменты (серии [проявлений]) продолжало  воспро-
изводиться лишь из себе подобного.  Но такое утверждение также
не может быть принято основательным, поскольку в данном случае
следовало  бы  признать  существование  двух  родов  (RNАМ-РА)
следствий (пхала/'ВRАS-ВU).  Следствия первого рода  возникли,
должно быть,  сначала от первопричины, которая обусловила этот
континуум (сантана-хету/RGYUN-GYI-RGYU  здесь  такую  причину,
которая обусловила континуум, т. е. то, из чего возникает пос-
ледовательность себеподобного воспроизведения.  Первоначальная
причина  континуума должна принадлежать какой-то иной природе,
отличной от той, которая ею обусловлена. Это место можно пере-
вести еще и так: "некоторые следствия поначалу обрели свое су-
ществование от отличного от них элемента").  В течение некото-
рого  времени  их  существование может зависеть от последующих
моментов в континууме себеподобного рода, как, например, дым и
т.  п.  По ряду причин следствие длится только в течение како-
го-то момента,  а затем оно само обусловливает последующие мо-
менты этой серии. Таким образом, отдельно взятая причина может
произвести определенное следствие, которое длится лишь краткое
время и которому не предшествует даже кратчайший миг подобного
ему проявления.  Следствия второго рода производятся в  каждый
[последующий]   момент,   зависимый  от  совокупности  (самаг-
ги/ТSНОGS) предшествующих обусловливающих моментов того же ро-
да.  Например,  горящая  лампа ('GROG-МЕ 'ВАR-ВА),  зрительные
ощущения и т.  п.  В этом случае первый момент (горящей лампы)
зависит  от  огня и фитиля,  а зрительное ощущение - от глаза,
света (SNANG-NА) и умственной деятельности (YID-LА ВYЕD-РА).
    Тот же  процесс имеет место и в течение последующих момен-
тов их проявления.  Если бы одна из ближайших причин  подверг-
лась изменению или была бы ликвидирована, то изменились бы ли-
бо ликвидировались и  следствия  этих  причин.  Следовательно,
лампа,  зрительное ощущение и т.  д.,  вызванные продолжитель-
ностью воздействия некой совокупности причин, каждый отдельный
момент зависят от наличия,  отсутствия или изменения их перво-
начальных причин  и  не  воспроизводятся  от  их  собственного
(предшествующего) континуума.  Таким образом,  сущность следс-
твия,  наделенного продолжительностью,  поначалу была  вызвана
какой-то  другой сущностью,  но в течение последующих моментов
[эти следствия] происходят от элементов их собственного  рода,
но  отличных  от первоначальной причины.  В случае мгновенного
возникновения следствия причина, которая обусловила первый мо-
мент (серии моментов или континуума), порождает также и после-
дующие моменты.  Следовательно, если бы сознание поначалу воз-
никло от другого элемента, а затем (т. е. в последующие момен-
ты) от его собственного континуума,  тогда можно было бы пред-
положить,  что поначалу оно произошло от четырех основных эле-
ментов физического тела, а после (в последующие моменты конти-
нуума) от сознания.  Как в таком случае можно считать, что эти
следствия (лампа,  зрительное ощущение и т. д.) являются крат-
чайшими  мгновениями?  Поскольку  пять  видов ощущений вначале
возникли от совокупности причин (например,  глаз и  т.  д.)  и
контакт (NYЕ-ВАR RЕG-КА) с совокупностями,  обусловившими каж-
дый момент сознания, "длится" лишь одно мгновение,- пять видов
ощущений не способны предопределять свой континуум.  Более то-
го,  мы можем утверждать,  что и конструктивная мысль (викаль-
па/RNАМ-РАR RТОG-РА) также не имеет длительности, но возникает
на мгновение.  Почему?  Подобно тому, как семя (виджа/SА-ВОN),
росток (анькуша/МYU-GU) и плод, принадлежащие одному континуу-
му,  зависят от своего континуума,  несмотря на различие между
ними,- точно так же и конструктивная мысль, предполагающая го-
лубое пятно (SNGОN-РО SNANG-РА),  будучи зависимой от  понятия
голубого, сладкого (MNGAR-ВА), формы (рупа/GZUGS) и т. д., за-
висит от своей собственной причины,  потому что  она  обладает
каким-то отличным от других континуумом.  Рассматривая причину
появления конструктивной мысли, нам не удается обнаружить даже
малейшей  причины  конструктивной мысли,  которая следовала за
восприятием голубого пятна,  как мы находили ее в случае с ды-
мом,  континуум которого был обусловлен огнем. Различение при-
роды следствий часто зависит от первоначальных причин контину-
умов,  как например,  в случае с [глиняным] кувшином (ВUМ-РА),
материал которого проистекает от глины,  форма - от гончара, а
его другие качества - от иных элементов. Этому примеру подобен
и случай с континуумом конструктивной мысли, особенности кото-
рого зависят от различной природы первоначальных причин, обус-
ловивших этот континуум. Мы не можем утверждать, что конструк-
тивная мысль,  следующая за восприятием голубого пятна,  прои-
зошла только от сознания,  так как в противном случае мы  были
бы вынуждены заключить, что все составляющие сознания возника-
ют одновременно, потому как, будучи обусловленными лишь созна-
нием,  они не отличались бы друг от друга. Если бы кто-то зая-
вил,  что последующее восприятие голубого пятна  произошло  от
предшествующего момента восприятия голубого пятна,  то в таком
случае нельзя было бы считать,  что сознание, которое характе-
ризовалось этим восприятием голубого пятна и т.  д., оказалось
материальной причиной  (RGYU  DNGOS-РО)  последующего  момента
восприятия голубого пятна.  Приняв же его за материальную при-
чину последующего момента восприятия  голубого  пятна,  мы  бы
подвергли сомнению существование связи между восприятием голу-
бого пятна и последующими моментами восприятия. Например, сос-
тояние  ума,  которое  характеризовалось  восприятием голубого
[цвета] и которое произошло от определенного восприятия  (нап-
ример, голубого пятна), в другом случае усматривалось получив-
шим свое происхождение от сознания, связанного с другим момен-
том восприятия.  Однако при рассмотрении первоначальных причин
какого-либо континуума мы не можем усомниться в  существовании
связи между причиной и следствием, так как разного рода следс-
твия,  обусловленные различными причинами,  находятся в основе
эмпирического опыта (вьявахара/ТНА-SNYAD). Поэтому разного ро-
да следствия, которые отличаются, несмотря на отсутствие обус-
ловивших их разных причин либо неразнящиеся,  несмотря на при-
сутствие разных  причин,  окажутся  вне  причинной  связи.  Те
следствия,  которые не наделены разной природой, обусловленные
отдельными однородными причинами,  не связаны со "своими" при-
чинами.  Таким образом, мы пришли к абсурдному выводу, что вне
себя вещи не имеют причин (RGYU-МЕD-РА-САN).  Если это так, то
мы вынуждены признать, что все вещи либо постоянно существуют,
либо не существуют.  Но к такому заключению уже приходили бла-
годаря чувственным восприятиям (пратьякша/МNGОN-SUМ),  а, сле-
довательно,  и к тому, что однородность и разнородность следс-
твий  обусловливались  однородностью  и разнородностью причин.
Если это так, то ощущения разных восприятий, должно быть, име-
ли  разные  причины,  но  установленная  таким образом причина
(NGES-РА'I RGYU) восприятия голубого пятна не была нами  отме-
чена. Следовательно, предшествующий момент восприятия голубого
пятна не может считаться причиной последующих моментов воспри-
ятия голубого пятна. Если бы мы решили, что сознание произошло
от оформившегося ранее впечатления  (васана/ВАG-СНАGS),  чтобы
стать  впоследствии  причиной восприятия голубого пятна,  то в
этом случае причина такого следствия,  должно  быть,  была  бы
мгновенной, потому что сущность той силы, которая имелась в то
время (пока следствие еще не проявилось),  представляет  собой
ранее оформившееся впечатление.  Относительно этой силы мы ус-
тановили,  что она является непосредственной  причиной,  пред-
шествующей   восприятию  голубого  пятна  в  начальный  момент
(МТSНUNGS-РА DЕ-МА-ТНАG-РА'I RKYEN - сознание, непосредственно
предшествующее последующему моменту сознания), и мы, таким об-
разом,  сможем понять,  что предшествующие моменты  восприятия
голубого  пятна  являются  причиной последующих моментов конс-
труктивной мысли,  которая была связана с восприятием голубого
[цвета]. Например, в начальный момент восприятие голубого воз-
никает  от  прошлого  впечатления  (васана),   предшествующего
следствию,  и природа которого представляет собой силу, порож-
денную опытом восприятия голубого [цвета].
    Тем же  способом последующие моменты потока конструктивной
мысли,  которые идентичны в методе своего восприятия ["схваты-
вания" - grasping] рассматриваемого объекта,  произошли от не-
посредственного впечатления. Следовательно, поток конструктив-
ной  мысли,  который в каждый момент обусловлен ранее оформив-
шимся впечатлением, возникает мгновенно и сохраняет свое тече-
ние по примеру лампы,  зрительного ощущения и т.  д. Никому не
удалось бы доказать, что мыслительный поток, обусловленный си-
лой прежнего опыта, мог бы возникать в последующие моменты, не
пробуждая при этом былых впечатлений (васана) прежнего  опыта;
и что сознание, появление которого было возможно только благо-
даря пробуждению силы прежнего опыта,  обусловилось этой силой
(NUS-РА).  Следовательно,  можно  считать,  что конструктивные
мысли, зависящие от причин, порожденных силой, вызванной мгно-
венным  восприятием,  длятся в течение лишь нескольких мгнове-
ний;  а те [конструктивные мысли],  которые были независимы от
своего  континуума,  представляют  собой мгновенные следствия,
как в случае с лампой.  Конструктивные мысли также  независимы
от  своих первоначальных причин (сантана-хету/RGYUN-GYI RGYU).
Следствия, возникшие от определенных причин, не могут быть по-
рождены иными причинами,  кроме тех же самых. Например, росток
са-лу (сала/SА-LU, Vаtiса rоbustа), порожденный семенем са-лу,
не может быть произведен от другого вида семени.  Подобным об-
разом и сознание, обусловленное предшествующими моментами соз-
нания и характеризующееся оформлением прежних впечатлений (ва-
сана), не может происходить от других четырех основных элемен-
тов.  В общем можно  утверждать,  что следствия,  возникшие от
определенных причин,   были  подвержены   закону   причинности
(RGYU-DANG LDAN-РА), а те [следствия], которые были обусловле-
ны другими причинами, отличными от рассмотренных, не подверже-
ны закону причинности.  Итак, не будучи причастными к действию
закона причинности,  они не могут происходить от  определенных
причин.  Следовательно,  то что не присутствовало в противопо-
ложном случае, должно быть, обрело причину своего присутствия.
    Вышеизложенное рассуждение равнозначно допущению несовмес-
тимого сопутствия.  Утверждение того,  что  [одному]  сознанию
предшествует [иное] сознание, как в случае с "сознанием ребен-
ка,  возникшим от сознания матери",  также не имеет оснований.
Это  происходит  потому,  что  проявление  мудрости (SНЕS-RАВ)
обусловлено либо  наличием,  либо  отсутствием  предшествующих
(моментов) сознания. Таким образом, мы не можем утверждать су-
ществование какой-либо иной причины, кроме сознания (SЕМS-РА).
Как это наглядно видно на примере двух братьев,  рожденных од-
ной матерью одинаково здоровыми, но один из них был умнее дру-
гого.  В  противном  случае оба они были бы (в равной степени)
наделены умственными  способностями  (абхьяса)  своей  матери.
Следовательно,  сознание матери не было причиной, сделавшей их
разными,  и мы поэтому можем утверждать, что у этих двух инди-
видуумов  имеются  разные  уровни  (абхьяса) сознания,  т.  е.
братья были наделены  разными  способностями  для  дальнейшего
развития своего интеллекта, а, следовательно, и причины их ин-
теллектуального уровня, должно быть, были разными. Утверждение
же  того,  что одному сознанию предшествует иное сознание,  не
имеет оснований также и потому,  что  сознание  живых  существ
(SPOG-СНАGS),  принадлежащих  к  классу существ,  имеющих свое
происхождение от влаги и  тепла,  не  обусловлено  материнским
сознанием.  Следовательно, они обладают своим собственным кон-
тинуумом сознания.

Конец "Паралокасиддхи" ('JIG-RТЕN РНА-ROL GRUB-РА), составлен-
ного  ачарьей  Дхармоттарой и переведенного великим кашмирским
пандитой Бхавьяраджей (SКАL-LDAN RGYAL-РО) и  тибетским  пере-
водчиком РА-ТSНАВ NYI-МА GRAGS в вихаре (обители) Ратнарашми в
великом городе Анупаме (DPЕ-МЕD) в правление кашмирского  царя
Шри Харшадевы (1089 - 1101 гг.).



[Back to main] Вернуться на основную страницу     [Back to library] Вернуться на предыдущую страницу