АВИКАЛЬПА ПРАВЕША ДХАРАНИ.

Так я слышал. Однажды Будда находился в Раджгрихе, во дворце, который назывался «Отличный от всего в трех мирах, вместилище неразличия пространства дхарм», в окружении великого собрания монахов и бодхисаттв. Имена бодхисаттв были: бодхисаттва-махасаттва Отсутствие Знаков, бодхисаттва-махасаттва Сияние Отсутствия Знаков, бодхисаттва-махасаттва Лунное Отсутствие Знаков, бодхисаттва-махасаттва Герой - Отсутствие Различения, бодхисаттва-махасаттва Искусный В Указании Учения О Отсутствии Различения, бодхисаттва-махасаттва Природа Отсутствия Различения, бодхисаттва-махасаттва Видение Отсутствия Различения, бодхисаттва-махасаттва Рык Отсутствия Различения, бодхисаттва-махасаттва Распространение Отсутствия Различения, бодхисаттва-махасаттва Звук Отсутствия Различения, бодхисаттва-махасаттва Звук Великой Доброты Отсутствия Различения, бодхисаттва-махасаттва Великий Творец и бодхисаттва-махасаттва Постигающий Звуки Мира.
Почитаемый В Мирах, окруженный и почитаемый неисчислимым собранием, проповедовал учение Великой Колесницы, а именно: о не различении дхарм.
И вот Почитаемый В Мирах, окинув взором все собрание бодхисаттв, обратился к ним: «О сыновья из благородных семей, сейчас я разъясню дхарани, называемую «Вхождение В Не Различение». Кто сможет постигнуть это дхарани быстро достигнет зрелости и обретет состояние будды.»
На этом собрании был бодхисаттва-махасаттва по имени Входящий В Отсутствие Знаков. Поднявшись с сидения, он обнажил правое плечо, опустил на землю правое колено, сложил ладони и почтительно поклонившись Будде, сказал: «Пусть Почитаемый В Мирах, объяснит нам дхарани, называемую «Вхождение В Не Различение». Все бодхисаттвы-махасаттвы примут ее, будут хранить, изучать, декламировать и разъяснять ее другим.»
Тогда Почитаемый В Мирах сказал: «Сыновья из благородной семьи, слушайте внимательно. Я сейчас объясню вам дхарани «Вхождение В Не Различение».
Все бодхисаттвы-махасаттвы ответили: «Хорошо, мы внимательно слушаем».
Почитаемый В Мирах сказал им: «Сыновья из благородных семей, в этом мире, бодхисаттва-махасаттва, выслушав Учение о отсутствии различения, утверждаются [в намерении] обрести [состояние, где] нет различения.
Он отбрасывает признаки всех различий. [Как?] В самом начале он отбрасывает различительные признаки относительно обычной реальности, а именно, различительные признаки [противопоставления]: воспринимаемое – воспринимаемый. При этом различительные признаки относительно обычной реальности – являются признаками загрязненной реальности. Загрязненная реальность – это пять скандх, лежащие в основании привязанности к существованию, а именно: скандха телесной привязанности, скандха чувственной привязанности, скандха различительной привязанности, скандха деятельной привязанности, скандха сознательной привязанности. Как отбрасываются эти различительные признаки? [Их отбрасывают] не сосредоточением [на них] внимания, когда они проявляются.
Тот кто последовательно отбрасывает эти различительные признаки, то возникают и развиваются отличные от них различительные признаки, применяемые как противоядие к проявлениям, а именно: различительный признак использования должного поведения, различительный признак использования терпимости, различительный признак использования усердия, различительный признак использования дхьяны, различительный признак использования мудрости. Другими словами, их испытывают с точкм зрения их природы, качеств и их сокровенной сущности.
Эти различительные признаки, применяемые как противоядие, так же отбрасываются путем несосредоточения внимания.
Тот кто их отбрасывает, появляются и развиваются путем проявления другие различительные признаки относительно использования применения сущностей, а именно: различительный признак определения с точки зрения пустоты, различительный признак определения в таковости, различительный признак определения предельного бытия, различительный признак определения в мире дхарм с отсутствием определенных характеристик. С точки зрения их природы, качества и сокровенной сущности, эти различительные признаки [вытекающие] из анализа сущностей, испытываются и отбрасываются путем несосредоточения внимания.
У того, кто отбрасывает и их, возникают и развиваются другие различительные признаки из исследования обретения путем проявления, а именно, начиная с различительного знака обретения первой ступени, и до различительного знака обретения десятой ступени, различительный знак обретения терпения нерождения дхарм, различительный знак предсказания состояния будды, различительный знак обретения очищения земель будд, различительный знак обретения сил для помощи живым существам, различительный знак обретения посвящения и так вплоть до различительного знака обретения знания всех свойств, а именно, с точки зрения их природы, качеств и их сокровенной сущности.
Эти различительные знаки он также отбрасывает путем необращения внимания.
Таким образом, бодхисаттва-махасаттва, отбрасывая необращением внимания различительные знаки всех видов, усердно продвигается в сфере отсутствия знаков, и хотя все еще не соприкасается со сферой отсутствия знаков, но пребывает в самадхи «соответствие соприкосновения со сферой отсутствия знаков».
Следуя постоянно правильному усилию, дхьяне, повторению, правильному вниманию, благодаря ненакоплению и спонтанности, он достигает сферы отсутствия знаков и последовательно очищается.
Почему же, сыновья из благородных семей, сфера отсутствия знаков называется отсутствие знаков? Потому что в ней преодолены все знаки исследования, все знаки наставлений и сравнений, все знаки относительно сил – индрий, все знаки относительно мира дхарм, все знаки относительно знания; потому что там нет препятствий, -- моральным и относительно познания дхарм. Что такое беззнаковость? Это сфера – вне формы, вне наставления, вне проявления, вне относительного знания, вне места.
Опираясь на беззнаковую сферу бодхисаттва-махасаттва видит все дхармы, подобные небесному пространству; [и обладает] знанием отсутствия знаков и неразличительным относительно объектов познания. Он видит беззнаковым знанием, что все дхармы подобны иллюзии, миражу, сновидению, призраку, эху, отражению воды в воде, волшебносозданными.
Затем он обретает обширностью владения состоянием великого блаженства, обретает огромность богатства великого сознания, обретает огромностью великого знания и мудрости, и огромностью владения состоянием великого наставления. Он всегда в силах принести любую пользу всем живым существам. [Все это] благодаря непрекращаемуся спонтанному исполнению дела Будды.
Сыновья из благородных семей, например, если бы под твердой и монолитной каменной горой был клад разнообразных драгоценностей, великолепных разнообразных камней, исполняющих желания, а именно серебра, золота и изумрудов. И пришел бы некий человек, стремящийся к великому сокровищу. Знающий об этом великом сокровище человек так бы сказал ему: «Эй, человек! Под каменной монолитной скалой есть великий клад драгоценностей – вот под ней клад великих драгоценных камней, исполняющих желания. Ты сначала отрой обычный камень. Когда ты будешь его отрывать, перед тобой возникнет камень, имеющий видимость серебра. Но, и тогда ты не можешь иметь представления о великом кладе. Зная это, ты должен рыть дальше. Когда ты будешь рыть дальше, перед тобой возникнет камень, имеющий видимость золота. Но и тогда ты не сможешь иметь представления о великом кладе. Зная это, нужно рыть дальше. Когда ты будешь его отрывать, перед тобой возникнут камни, имеющие видимость различных драгоценностей. Но и тогда ты не сможешь иметь представления об этом великом кладе. Зная это, ты должен рыть дальше. Таким образом ты, усердно стараясь, не накапливай вырытое и без накопления, без усилия увидишь великий клад волшебного камня – чинтамани. И заполучив этот великий клад, ты станешь богатым, состоятельным, зажиточным и сможешь принести пользу себе и другим. Это – сравнение, добрые сыновья из благородной семьи. Что же касается понимание его смысла, то монолитная каменная скала – это сравнение с нечистотой всех видов обусловленных состояний сансары и наличие двойственного различения. Великий клад волшебного камня – чинтамани внизу, это сравнение со сферой отсутствия знаков. Жаждущий великого волшебного камня – чинтамани, это сравнение с бодхисаттвой-махасаттвой. Знающий о великом кладе – это сравнение с Татхагатой, Архатом, Самъяксамбуддой. Обычный камень – это сравнение с различением относительно природы. Рытье – это сравнение с необращением внимания. Камень, подобный серебру – это сравнение с различением относительно знаков характеристик противоядий. Камень, подобный золоту – это сравнение с различением шуньяты. Камни, подобные разнообразным драгоценностям – это сравнения с различениями дхармы получения. Обретение великого волшебного камня-чинтамани – это сравнение с вхождением в сферу отсутствия знаков. Так , о сыновя из хороших семей, так должно понимать вхождение в сферу отсутствия знаков.
О сыновья из хороших семей, каким же образом бодхисаттва –махасаттва размышляет о знаках и затем входит в беззнаковую сферу? В этом мире, о сыновья из хороших семей, бодхисаттва-махасаттва, если возникают различения относительно природы чувст, рассматривает их так.
Кто думает: «это моя форма», -- тот пребывает в различении. Кто думает: «это форма других», -- тот пребывает в различении. Кто думает: «это форма», -- тот пребывает в различении. Кто думает: «форма возникает, прекращается, омраченная, чистая», – тот пребывает в различении. Кто думает: «формы нет», – тот пребывает в различении.
Кто думает: «формы нет с точки зрения собственной природы, причины, следствия, обладания качествами», – тот пребывает в различении. Кто думает: «форма – это только ограниченное понятие», – тот пребывает в различении. Кто думает: «если формы нет, то нет и относительного понятия» – тот пребывает в различении. Хотя, о сыновья из хороших семей, бодхисаттва-махасаттва не воспринимает форму, даже видимость формы не воспринимает, но целиком и полностью он не утрачивает осознования. И то осознование, в силу отсутствия, не рассматривает, и вне осознования отсутствие не рассматривает. И отсутствие осознавания, заключающейся в видимости формы благодаря осознаванию с точки зрения единства [с осознаванием] не рассматривает; с точки зрения отдельности не не рассматривает. Ни отсутсвия осознания с точки зрения присутствия не рассматривает; ни с точки зрения отсутствия не рассматривает. О сыновья из хороших семей, кто не создает различений всеми этими разносторонними различениями, тот даже не рассматривает: это – сфера отсутствия знаков. Это о сыновья из хороших семей, метод вхождения в сферу отсутствия знаков. Таким образом, бодхисаттва-махасаттва утверждается в сфере отсутствия знаков.
Так же с чувствами, восприятием, намерениями и сознанием. Так же с парамитой даяния, парамитой, нравственности, парамитой терпения, парамитой усердия, парамитой дхьяны, парамитой мудрости. Так же с пустотой и прочим, и наконец, это нужно проделать с знанием всех свойств. Здесь, о сыновья из хороших семей, бодхисаттва-махасаттва, если возникает различение относительно описания знания всех свойств, рассматривают их так: «кто думает: «это мое знание всех свойств», тот пребывает в различении; кто думает: «это знание всех свойств другими», тот пребывает в различении; кто думает: «это знание всех свойств», тот пребывает в различении; кто думает: «достигнуто знание всех свойств», тот пребывает в различении; кто думает: «знание всех свойств [существует благодаря] отбрасыванию омрачений и клеш», тот пребывает в различении; кто думает: «знание всех свойств возникает, прекращается, омрачено, чисто», тот живет пребывая в различении; кто думает: «нет знания всех свойств», тот пребывает в различении; кто думает: «нет знания всех свойств с точки зрения собственной природы, причины, следствия, обладания качествами», тот пребывает в различении; кто думает: «если нет знания всех свойств, то нет и нет относительного понятия знания всех свойств», тот пребывает в различении».
Хотя, о сыновья из хороших семей, бодхисаттва-махасаттва как знание всех свойств не воспринимает, точно так же и относительное понятие знания всех свойств не воспринимает, ни частично, ни полностью осознавание не теряет.
И, помимо осознования, никакой другой дхармы не воспринимает. И ту [дхарму] осознавания в силу [ее] отсутствия не рассматривает и помимо осознавания, отсутствие не рассматривает. И отсутствие благодаря тому осознаванию не рассматривает ни с точки зрения единства с ним, ни с точки зрения отдельности от него. Ни отсутствие осознавания как присутствие не рассматривает, ни как отсутствие не рассматривает.
О сыновья из хорошей семьи, кто не создает различений всеми этими свойствами с различных сторон, тот даже не рассматривает: «это сфера отсутствия знаков».
Таким образом бодхисаттва-махасаттва утверждается в сфере отутствия знаков.»
И тогда Почитаемый В Мирах произнес гатху:
«Усердно устремившись на беззнаковость в этой чудесной Дхарме,
Бодхисаттва, преодолев труднопроходимость беззнаковости,
Последовательно достигает беззнаковости.
От этого великий покой и наивысшая безмятежность обретается,
И, бодхисаттва достигает блаженства беззнаковости».
Когда Почитаемый В Мирах произнес эти слова, то возрадовался бодхисаттва Сияние Отсутствие Знаков, а так же бодхисаттвы-махасаттвы, боги, люди, асуры, гандхарвы и все великое собрание. Все восхвалили слова Будды и стали поступать так, как сказано.