Саманняпхала Сутта. Сутра о плодах отшельничества

Дигха Никая 2

Саманняпхала Сутта
Сутра о плодах отшельничества

Sāmaññaphalasuttaṃ
Translated from the Pali by Thanissaro Bhikkhu. For free distribution only.
Русский перевод сверен с палийским текстом. Только для бесплатного распространения.

1. Evaṃ me sutaṃ. Ekaṃ samayaṃ bhagavā rājagahe viharati jīvakassa komārabhaccassa ambavane mahatā bhikkhusaṅghena saddhiṃ aḍḍhateḷasehi bhikkhusatehi. Tena kho pana samayena rājā māgadho ajātasattu vedehiputto tadahuposathe paṇṇarase komudiyā cātumāsiniyā puṇṇāya puṇṇamāya rattiyā rājāmaccaparivuto uparipāsādavaragato nisinno hoti. Atha kho rājā māgadho ajātasattu vedehiputto tadahuposathe udānaṃ udānesi:

"Ramaṇīyā vata bho dosinā ratti, abhirūpā vata bho dosinā ratti, dassanīyā vata bho dosinā ratti, pāsādikā vata bho dosinā ratti, lakkhaññā vata bho dosinā ratti. Kannu khvajja samaṇaṃ vā brāhmaṇaṃ vā payirupāseyyāma yanno payirupāsato cittaṃ pasīdeyyā"ti


Так я слышал. Однажды Самый Почитаемый вместе с большой монашеской общиной, насчитывавшей 1250 монахов, пребывал в Раджагахе, в манговой роще Дживаки Комарабхаччи. И в это самое время – в день Упосатхи, в пятнадцатый день комуди четвёртого месяца, в ночь полнолуния – царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта сидел в окружении царских советников на террасе верхнего этажа своего дворца.* И вот в тот день Упосатхи царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта в порыве чувств воскликнул:

– Уважаемые, как восхитительна лунная ночь! Уважаемые, как прекрасна лунная ночь! Уважаемые, как живописна лунная ночь! Уважаемые, как приятна лунная ночь! Уважаемые, как благоприятна лунная ночь! Какого же монаха-отшельника или брахмана могли бы мы почтить теперь своим посещением? Кто из достойных почитания внесёт ясность и умиротворение в наш ум?


I have heard that on one occasion the Blessed One was staying at Rajagaha, in Jivaka Komarabhacca's mango grove, with a large community of monks – 1,250 monks in all. Now at that time – it being the observance day, the full-moon night of the water-lily season, the fourth month of the rains – King Ajatasattu of Magadha, the son of Queen Videha, was sitting on the roof terrace of his palace surround by his ministers. Then he felt inspired to exclaim: "How wonderful is this moonlit night! How beautiful... How lovely... How inspiring... How auspicious is this moonlit night! What priest or contemplative should we visit tonight who might enlighten and bring peace to our mind?"


2. Evaṃ vutte aññataro rājāmacco rājānaṃ māgadhaṃ ajātasattuṃ vedehiputtaṃ etadavoca: 'ayaṃ deva pūraṇo kassapo saṅghī ceva gaṇī ca gaṇācariyo ca ñāto yasassī titthaṃkaro sādhusammato bahujanassa rattaññū cirapabbajito addhagato vayo anuppatto. Taṃ devo pūraṇaṃ kassapaṃ payirupāsatu. Appevanāma devassa pūraṇaṃ kassapaṃ payirupāsato cittaṃ pasīdeyyā'ti. Evaṃ vutte rājā māgadho ajātasattu vedehiputto tuṇhī ahosi.


Когда это было сказано, один из царских советников так сказал царю Магадхи Аджатасатту Ведехипутте:

– Божественный, есть такой Пурана Кассапа, возглавляющий общину, возглавляющий многих приверженцев, наставник многих последователей, известный и прославленный основатель религиозного ордена, высоко чтимый многими людьми, давно заслуживший признания, долгое время странствующий, состарившийся, достигший преклонного возраста. Пусть божественный почтит Пурану Кассапу своим посещением. Быть может, Пурана Кассапа, удостоенный вашего посещения, внесёт ясность и умиротворение в ум божественного.

Когда это было сказано, царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта остался безмолвным.


When this was said, one of the ministers said to the king: "Your majesty, there is Purana Kassapa, the leader of a community, the leader of a group, the teacher of a group, honored and famous, esteemed as holy by the mass of people. He is aged, long gone forth, advanced in years, in the last phase of life. Your majesty should visit him. Perhaps, if you visited him, he would enlighten and bring peace to your mind."

When this was said, the king remained silent.


3. Aññataro'pi kho rājāmacco rājānaṃ māgadhaṃ ajātasattuṃ vedehiputtaṃ etadavoca: 'ayaṃ deva makkhalī gosālo saṅghī ceva gaṇī ca gaṇācariyo ca ñāto yasassī titthaṃkaro sādhusammato bahujanassa rattaññū cirapabbajito addhagato vayo anuppatto. Taṃ devo makkhaliṃ gosālaṃ payirupāsatu. Appevanāma devassa makkhaliṃ gosālaṃ payirupāsato cittaṃ pasīdeyyā'ti. Evaṃ vutte rājā māgadho ajātasattu tuṇhī ahosi.


Тогда другой царский советник так сказал царю Магадхи Аджатасатту Ведехипутте:

– Божественный, есть такой Маккхали Госала, возглавляющий общину, возглавляющий многих приверженцев, наставник многих последователей, известный и прославленный основатель религиозного ордена, высоко чтимый многими людьми, давно заслуживший признания, долгое время странствующий, состарившийся, достигший преклонного возраста. Пусть божественный почтит Маккхали Госалу своим посещением. Быть может, Маккхали Госала, удостоенный вашего посещения, внесёт ясность и умиротворение в ум божественного.

Когда это было сказано, царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта остался безмолвным.


Then another minister said to the king: "Your majesty, there is Makkhali Gosala..."...


4. Aññataro'pi kho rājāmacco rājānaṃ māgadhaṃ ajātasattuṃ vedehiputtaṃ etadavoca: 'ayaṃ deva ajito kesakambalo saṅghī ceva gaṇī ca gaṇācariyo ca ñāto yasassī titthaṃkaro sādhusammato bahujanassa rattaññū cirapabbajito addhagato vayo anuppatto. Taṃ devo ajitaṃ kesakambalaṃ payirupāsatu. Appevanāma devassa ajitaṃ kesakambalaṃ payirupāsato cittaṃ pasīdeyyā'ti. Evaṃ vutte rājā māgadho ajātasattu tuṇhī ahosi.


Тогда другой царский советник так сказал царю Магадхи Аджатасатту Ведехипутте:

– Божественный, есть такой Аджита Кесакамбала, возглавляющий общину, возглавляющий многих приверженцев, наставник многих последователей, известный и прославленный основатель религиозного ордена, высоко чтимый многими людьми, давно заслуживший признания, долгое время странствующий, состарившийся, достигший преклонного возраста. Пусть божественный почтит Аджиту Кесакамбалу своим посещением. Быть может, Аджита Кесакамбала, удостоенный вашего посещения, внесёт ясность и умиротворение в ум божественного.

Когда это было сказано, царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта остался безмолвным.


... "Your majesty, there is Ajita Kesakambalin..."...


5. Aññataro'pi kho rājāmacco rājānaṃ māgadhaṃ ajātasattuṃ vedehiputtaṃ etadavoca: 'ayaṃ deva pakudho kaccāyano saṅghī ceva gaṇī ca gaṇācariyo ca ñāto yasassī titthaṃkaro sādhusammato bahujanassa rattaññū cirapabbajito addhagato vayo anuppatto. Taṃ devo pakudhaṃ kaccāyanaṃ payirupāsatu. Appevanāma devassa pakudhaṃ kaccāyanaṃ payirupāsato cittaṃ pasīdeyyā'ti. Evaṃ vutte rājā māgadho ajātasattu tuṇhī ahosi.


Тогда другой царский советник так сказал царю Магадхи Аджатасатту Ведехипутте:

– Божественный, есть такой Пакудха Каччаяна, возглавляющий общину, возглавляющий многих приверженцев, наставник многих последователей, известный и прославленный основатель религиозного ордена, высоко чтимый многими людьми, давно заслуживший признания, долгое время странствующий, состарившийся, достигший преклонного возраста. Пусть божественный почтит Пакудху Каччаяну своим посещением. Быть может, Пакудха Каччаяна, удостоенный вашего посещения, внесёт ясность и умиротворение в ум божественного.

Когда это было сказано, царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта остался безмолвным.


... "Your majesty, there is Pakudha Kaccayana..."...


6. Aññataro'pi kho rājāmacco rājānaṃ māgadhaṃ ajātasattuṃ vedehiputtaṃ etadavoca: 'ayaṃ deva sañjayo beḷaṭṭhaputto saṅghī ceva gaṇī ca gaṇācariyo ca ñāto yasassī titthaṃkaro sādhusammato bahujanassa rattaññū cirapabbajito addhagato vayo anuppatto. Taṃ devo sañjayaṃ beḷaṭṭhaputtaṃ payirupāsatu. Appevanāma devassa sañjayaṃ beḷaṭṭhaputtaṃ payirupāsato cittaṃ pasīdeyyā'ti. Evaṃ vutte rājā māgadho ajātasattu tuṇhī ahosi.


Тогда другой царский советник так сказал царю Магадхи Аджатасатту Ведехипутте:

– Божественный, есть такой Санджая Белаттхапутта, возглавляющий общину, возглавляющий многих приверженцев, наставник многих последователей, известный и прославленный основатель религиозного ордена, высоко чтимый многими людьми, давно заслуживший признания, долгое время странствующий, состарившийся, достигший преклонного возраста. Пусть божественный почтит Санджаю Белаттхапутту своим посещением. Быть может, Санджая Белаттхапутта, удостоенный вашего посещения, внесёт ясность и умиротворение в ум божественного.

Когда это было сказано, царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта остался безмолвным.


... "Your majesty, there is Sanjaya Belatthaputta..."...


7. Aññataro'pi kho rājāmacco rājānaṃ māgadhaṃ ajātasattuṃ vedehiputtaṃ etadavoca: 'ayaṃ deva nigaṇṭho nātaputto saṅghī ceva gaṇī ca gaṇācariyo ca ñāto yasassī titthaṃkaro sādhusammato bahujanassa rattaññū cirapabbajito addhagato vayo anuppatto. Taṃ devo nigaṇṭhaṃ nātaputtaṃ payirupāsatu. Appevanāma devassa nigaṇṭhaṃ nātaputtaṃ payirupāsato cittaṃ pasīdeyyā'ti. Evaṃ vutte rājā māgadho ajātasattu tuṇhī ahosi.


Тогда другой царский советник так сказал царю Магадхи Аджатасатту Ведехипутте:

– Божественный, есть такой Нигантха Натапутта, возглавляющий общину, возглавляющий многих приверженцев, наставник многих последователей, известный и прославленный основатель религиозного ордена, высоко чтимый многими людьми, давно заслуживший признания, долгое время странствующий, состарившийся, достигший преклонного возраста. Пусть божественный почтит Нигантху Натапутту своим посещением. Быть может, Нигантха Натапутта, удостоенный вашего посещения, внесёт ясность и умиротворение в ум божественного.

Когда это было сказано, царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта остался безмолвным.


... "Your majesty, there is Nigantha Nataputta, the leader of a community, the leader of a group, the teacher of a group, honored and famous, esteemed as holy by the mass of people. He is aged, long gone forth, advanced in years, in the last phase of life. Your majesty should visit him. Perhaps, if you visited him, he would enlighten and bring peace to your mind."

When this was said, the king remained silent.


8. Tena kho pana samayena jīvako komārabhacco rañño māgadhassa ajātasattussa vedehiputtassa avidūre tuṇhībhūto nisinno hoti. Atha kho rājā māgadho ajātasattu vedehiputto jīvakaṃ komārabhaccaṃ etadavoca: 'tvaṃ pana samma jīvaka kiṃ tuṇhī?'Ti.

"Ayaṃ deva bhagavā arahaṃ sammāsambuddho amhākaṃ ambavane viharati mahatā bhikkhusaṅghena saddhiṃ aḍḍhateḷasehi bhikkhusatehi. Taṃ kho pana bhagavantaṃ gotamaṃ evaṃ kalyāṇo kittisaddo abbhuggato: 'iti pi so bhagavā arahaṃ sammāsambuddho vijjācaraṇasampanno sugato lokavidū anuttaro purisadammasārathī satthā devamanussānaṃ buddho bhagavā'ti. Taṃ devo bhagavantaṃ payirupāsatu. Appevanāma devassa bhagavantaṃ payirupāsato cittaṃ pasīdeyyā"ti.

"Tena hi samma jīvaka hatthiyānāni kappāpehī"ti.


А в это время недалеко от царя Магадхи Аджатасатту Ведехипутты молча сидел Дживака Комарабхачча. И тогда царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта так сказал Дживаке Комарабхачче:

– А ты, мой верный Дживака, почему молчишь?

– Божественный! Самый Почитаемый, Архат, Достигший Высшего Правильного Пробуждения, пребывает у нас в манговой роще вместе с большой монашеской общиной, насчитывающей двенадцать с половиной сотен монахов. И вот о нём, Самом Почитаемом Готаме, идёт такая добрая слава: "Он – Самый Почитаемый – Архат, Достигший Высшего Правильного Пробуждения, Совершенный в Мудрости и Добродетели, Идущий в Высший Мир (Сугата), Познавший Все Миры, Непревзойдённый, Наставник людей, нуждающихся в руководстве, Учитель богов и людей, Пробудившийся, Самый Почитаемый (Бхагаван)". Пусть божественный почтит Самого Почитаемого своим посещением. Быть может, Самый Почитаемый, удостоенный вашего посещения, внесёт ясность и умиротворение в ум божественного.

– В таком случае, мой верный Дживака, приготовь слонов для поездки.


All this time Jivaka Komarabhacca was sitting silently not far from the king. So the king said to him, "Friend Jivaka, why are you silent?"

"Your majesty, there is the Blessed One, worthy and rightly self-awakened, staying in my mango grove with a large community of monks – 1,250 monks in all. Concerning this Blessed One, this admirable report has been spread: 'Surely, the Blessed One is worthy and rightly self-awakened, consummate in clear knowing and conduct, well-gone, an expert with regard to the cosmos, unexcelled trainer of tamable people, teacher of beings human and divine, awakened, blessed.' Your majesty should visit him. Perhaps, if you visited him, he would enlighten and bring peace to your mind."

"Then in that case, friend Jivaka, have the riding elephants prepared."


9. 'Evaṃ devā'ti kho jīvako komārabhacco rañño māgadhassa ajātasattussa vedehiputtassa paṭissutvā pañcamattāni hatthinikāsatāni kappāpetvā rañño ca ārohanīyaṃ nāgaṃ, rañño māgadhassa ajātasattussa vedehiputtassa paṭivedesi: 'kappitāni kho te deva hatthiyānāni yassa'dāni kālaṃ maññasī'ti.

Atha kho rājā māgadho ajātasattu vedehiputto pañcasu hatthinikāsatesu paccekā itthiyo āropetvā ārohaṇīyaṃ nāgaṃ abhirūhitvā ukkāsu dhāriyāmānāsu rājagahamhā niyyāsi mahacca rājānubhāvena. Yena jīvakassa komārabhaccassa ambavanaṃ tena pāyāsi.


– Да будет так, божественный, – с готовностью ответил Дживака Комарабхачча царю Магадхи Аджатасатту Ведехипутте; и, приготовив для поездки пятьсот слоних и одного особого величественного слона, предназначенного для царя, он доложил царю Магадхи Аджатасатту Ведехипутте:

– Божественный, слоны для поездки приготовлены. Теперь поступи так, как считаешь нужным.

И тогда царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта, рассадив своих жен на пятьсот ездовых слоних и взойдя на своего ездового слона, двигаясь в сопровождении людей, несущих факелы, и демонстрируя своё царское величие, выехал из Раджагахи и направился в манговую рощу Дживаки Комарабхаччи.


Having replied, "As you say, your majesty," having had five hundred female elephants prepared as well as the king's personal tusker, Jivaka announced to the king: "Your majesty, your riding elephants are prepared. Do what you think it is now time to do."

Then the king, having had five hundred of his women mounted on the five hundred female elephants – one on each – and having mounted his own personal tusker, set out from the capital in full royal state, with attendants carrying torches, headed for Jivaka Komarabhacca's mango grove.


10. Atha kho rañño māgadhassa ajātasattussa vedehiputtassa avidūre ambavanassa ahudeva bhayaṃ ahu chambhitattaṃ ahu lomahaṃso. Atha kho rājā māgadho ajātasattu vedehiputto bhīto saṃviggo lomahaṭṭhajāto jīvakaṃ komārabhaccaṃ etadavoca: 'kacci maṃ samma jīvaka na vañcesi? Kacci maṃ samma jīvaka na palambhesi? Kacci maṃ samma jīvaka na paccatthikānaṃ desi? Kathaṃ hi nāma tāva mahato bhikkhusaṅghassa aḍḍhateḷasānaṃ bhikkhusatānaṃ neva khipitasaddo bhavissati na ukkāsitasaddo na nigghoso?'Ti.

"Mā bhāyi mahārāja na taṃ deva vañcemi. Na taṃ deva palambhemi. Na taṃ deva paccatthikānaṃ demi. Abhikkama mahārāja, abhikkama mahārāja. Ete maṇḍalamāḷe dīpā jhāyantī"ti.


И вот неподалеку от манговой рощи царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта ощутил страх, оцепенение, мурашки по телу. И тогда царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта, испуганный, взволнованный, с бегающими по телу мурашками, так сказал Дживаке Комарабхачче:

– Ты меня не обманываешь, мой верный Дживака? Не вводишь ли ты меня в заблуждение, верный Дживака? Не предаёшь ли ты меня врагам, верный Дживака? Как так может быть, что при столь большой общине монахов, насчитывающей двенадцать с половиной сотен монахов, не слышно ни чиханья, ни кашля, ни шума?

– Не опасайся, великий царь! Я не обманываю тебя, божественный. Я не ввожу тебя в заблуждение, божественный. Я не предаю тебя врагам, божественный. Иди вперед, великий царь, иди вперед, великий царь! Там в беседке горят факелы.


But when the king was not far from the mango grove, he was gripped with fear, trepidation, his hair standing on end. Fearful, agitated, his hair standing on end, he said to Jivaka Komarabhacca: "Friend Jivaka, you aren't deceiving me, are you? You aren't betraying me, are you? You aren't turning me over to my enemies, are you? How can there be such a large community of monks – 1,250 in all – with no sound of sneezing, no sound of coughing, no voices at all?"

"Don't be afraid, great king. Don't be afraid. I'm not deceiving you or betraying you or turning you over to your enemies. Go forward, great king, go forward! Those are lamps burning in the pavilion hall."


11. Atha kho rājā māgadho ajātasattu vedehiputto yāvatikā nāgassa bhūmi nāgena gantvā nāgā paccorohitvā pattiko'va yena maṇḍalamāḷassa dvāraṃ tenupasaṅkami. Upasaṅkamitvā jīvakaṃ komārabhaccaṃ etadavoca: kahaṃ pana samma jīvaka bhagavā?Ti.

"Eso mahārāja bhagavā. Eso mahārāja bhagavā majjhimaṃ thambhaṃ nissāya puratthābhimukho nisinno purakkhato bhikkhusaṅghassā"ti.


И вот царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта, проехав на слоне столько, насколько позволяла слонам дорога, спустился со слона и пешком приблизился к дверям беседки. Приблизившись, он так сказал Дживаке Комарабхачче:

– Где же Самый Почитаемый, мой верный Дживака?

– Вот Самый Почитаемый, великий царь. Вот Самый Почитаемый, великий царь, возле центральной колонны сидит лицом к востоку перед общиной монахов.


Then the king, going as far on his tusker as the ground would permit, dismounted and approached the door of the pavilion on foot. On arrival, he asked Jivaka: "Where, friend Jivaka, is the Blessed One?"

"That is the Blessed One, great king, sitting against the middle pillar, facing east, surrounded by the community of monks."


12. Atha kho rājā māgadho ajātasattu vedehiputto yena bhagavā tenupasaṅkami. Upasaṅkamitvā ekamantaṃ aṭṭhāsi. Ekamantaṃ dhito kho rājā māgadho ajātasattu vedehiputto tuṇhībhūtaṃ tuṇhībhūtaṃ bhikkhusaṅghaṃ anuviloketvā rahadamiva vippasannaṃ, udānaṃ udānesi: 'iminā me upasamena udāyibhaddo kumāro samannāgato hotu yenetarahi upasamena bhikkhusaṅgho samannāgato'ti.

"Āgamā kho tvaṃ mahārāja yathāpemaṃ"ti?

"Piyo me bhante udāyibhaddo kumāro. Iminā me bhante upasamena udāyibhaddo kumāro samannāgato hotu yenetarahi upasamena bhikkhusaṅgho samannāgato"ti.


Тогда царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта приблизился к Самому Почитаемому. Приблизившись, он встал рядом с ним. Встав рядом и оглядев общину монахов, пребывающую в безмолвии, пребывающую в тишине, словно спокойное озеро, царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта восторженно произнёс:

– Да будет сын мой Удайибхадда обладать таким же спокойствием, каким обладает сейчас эта община монахов!

[Будда сказал:]

– Пришел ли ты сюда из-за любви, великий царь?

– Преподобный Учитель, мне дорог сын Удайибхадда. Преподобный Учитель, да будет сын мой Удайибхадда обладать таким же спокойствием, каким обладает сейчас эта община монахов.


Then the king approached the Blessed One and, on reaching him, stood to one side. As he was standing there – surveying the community of monks sitting in absolute silence, as calm as a lake – he felt inspired to exclaim: "May my son, Prince Udayibhadda, enjoy the same peace that this community of monks now enjoys!"

[The Blessed One said:] "Have you come, great king, together with your affections?"

"Lord, my son, Prince Udayibhadda, is very dear to me. May he enjoy the same peace that this community of monks now enjoys!"


13. Atha kho rājā māgadho ajātasattu vedehiputto bhagavantaṃ abhivādetvā bhikkhusaṅghassa añjalimpaṇāmetvā ekamantaṃ nisīdi. Ekamantaṃ nisinno kho rājā māgadho ajātasattu vedehiputto bhagavantaṃ etadavoca: "puccheyyāmahaṃ bhante bhagavantaṃ kiñcideva desaṃ, sace me bhagavā okāsaṃ karoti pañhassa veyyākaraṇāyā"ti.

"Puccha mahārāja yadākaṅkhasī"ti.


И затем, поклонившись Самому Почитаемому и уважительно поприветствовав сложенными ладонями общину монахов, царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта сел рядом. Сев рядом, царь Магадхи Аджатасатту Ведехипутта так сказал Самому Почитаемому:

– Преподобный Учитель, я хотел бы спросить Самого Почитаемого об одной вещи, если Самый Почитаемый готов разъяснить мне этот вопрос.

– Спрашивай, великий царь, когда сомневаешься.


Then, bowing down to the Blessed One, and saluting the community of monks with his hands palm-to-palm over his heart, he sat to one side. As he was sitting there, he said to the Blessed One: "I would like to ask the Blessed One about a certain issue, if he would give me the opportunity to explain my question."

"Ask, great king, whatever you like."


14. "Yathā nu kho imāni bhante puthusippāyatanāni seyyathīdaṃ: hatthārohā assārohā rathikā dhanuggahā celakā calakā piṇḍadāyakā uggā rājaputtā pakkhandino mahānāgā sūrā cammayodhino dāsakaputtā āḷārikā kappakā nahāpakā sūdā mālākārā rajakā pesakārā naḷakārā kumbhakārā gaṇakā muddikā, yāni vā panaññāni'pi evaṃgatikāni puthusippāyatanāni, te diṭṭheva dhamme sandiṭṭhikaṃ sippaphalaṃ upajīvanti. Te tena attānaṃ sukhenti pīnenti. Mātāpitaro sukhenti pīnenti. Puttadāraṃ sukhenti pīnenti. Mittāmacce sukhenti pīnenti. Samaṇesu brāhmaṇesu uddhaggikaṃ dakkhiṇaṃ patiṭṭhāpenti sovaggikaṃ sukhavipākaṃ saggasaṃvattanikaṃ. Sakkā nu kho bhante evameva diṭṭheva dhamme sandiṭṭhikaṃ sāmaññaphalaṃ paññāpetunti".


– Преподобный Учитель, есть люди различных занятий, такие, как: погонщики слонов, объездчики лошадей, колесничие, лучники, знаменосцы, военачальники, снабженцы провианта, могущественные наследники престола, разведчики, отважные воины на слонах, защитники границ, слуги из рабов, повара, цирюльники, банщики, кондитеры, изготовители гирлянд, мойщики, ткачи, плетельщики корзин, гончары, счетоводы, учётчики, а также другие подобные им ремесленники. И в этой жизни они живут реальным плодом своего ремесла. Этим они приносят счастье и радость себе, приносят счастье и радость своим родителям, приносят счастье и радость своим детям и жене, приносят счастье и радость своим друзьям и товарищам. И они делают достойные подношения отшельникам и брахманам, что связывает их с небесами, приносит счастье и ведёт их на небеса. Преподобный Учитель, можно ли подобным образом показать реальный плод отшельничества, достигаемый в этой жизни?


"Lord, there are these common craftsmen: elephant-trainers, horse-trainers, charioteers, archers, standard bearers, camp marshals, supply corps officers, high royal officers, commandos, military heroes, armor-clad warriors, leather-clad warriors, domestic slaves, confectioners, barbers, bath attendants, cooks, garland-makers, laundrymen, weavers, basket-makers, potters, calculators, accountants, and any other craftsmen of a similar sort. They live off the fruits of their crafts, visible in the here and now. They give happiness and pleasure to themselves, to their parents, wives, and children, to their friends and colleagues. They put in place an excellent presentation of offerings to priests and contemplatives, leading to heaven, resulting in happiness, conducive to a heavenly rebirth. Is it possible, lord, to point out a similar fruit of the contemplative life, visible in the here and now?"


15. "Abhijānāsi no tvaṃ mahārāja imaṃ pañhaṃ aññe samaṇabrāhmaṇe pucchitā"ti.

"Abhijānāmahaṃ bhante imaṃ pañhaṃ aññe samaṇabrāhmaṇe pucchitā"ti.

"Yathākathaṃ pana te mahārāja byākariṃsu, sace te agaru bhāsassū"ti.

"Na kho me bhante garu yatthassa bhagavā vā nisinno bhagavantarūpo vā"ti.

"Tena hi mahārāja bhāsassū"ti.


– Не помнишь ли ты, великий царь, как ты задавал этот вопрос другим отшельникам и брахманам?

– Преподобный Учитель, я помню, как задавал этот вопрос другим отшельникам и брахманам.

– Как же они отвечали тебе, великий царь? Если тебе не трудно, расскажи.

– Преподобный Учитель, мне не трудно там, где сидит Самый Почитаемый или подобные Самому Почитаемому.

– Если так, великий царь, то расскажи.


"Do you remember, great king, ever having asked this question of other priests and contemplatives?"

"Yes, I do."

"If it isn't troublesome for you, how did they answer?"

"No, it's not troublesome for me wherever the Blessed One – or someone like the Blessed One – is sitting.

"Then speak, great king."



Примечание:
* Комарабхачча (komārabhacca) – врач по детским болезням.
* Ведехипутта (vedehiputta) – сын [царицы] Ведехи.
* Магадха – сильное государство в древней Индии времён Будды; занимало территорию современного Бихара.
* День Упосатхи – день обетов и заповедей. Приходится на первый, восьмой, пятнадцатый и двадцать третий дни лунного месяца. Традиционно в эти дни проводилось совместное раскаяние монахов в отступлениях от принятых обетов и заповедей.
* Последний лунный месяц сезона дождей имеет название Каттика (kattikā – созвездие Плеяды; полная луна в это время находится возле этого созвездия), и он приходится на октябрь-ноябрь. Сезон дождей заканчивается в этом месяце в день полнолуния, и этот день называется Комуди (komudī – лунный свет).
(^)


Продолжение >>
1-15 | 16-23 | 24-26 | 27-41 | 42-49 | 50-60 | 61-68 | 69-87

На главную страницу    |    На дополнительную страницу   |    Английский перевод сутры   |   Шрифт VU Times