Песнь о бардо Первого Панчен-Ламы

 

Ныне и всегда был велик интерес к бытию за порогом смерти. Многочисленны свидетельства людей, переживших состояние клинической смерти и затем подробно описавших "увиденное". Поразительно, что эти свидетельства во многих чертах совпадают. Значит, бытие по ту сторону смерти – объективно, хотя обычному человеку практически недоступно.

Тем не менее, уже более двух тысяч лет существует цивилизация Тибета, духовно-психологический опыт жителей которой дает возможность, использовав специальные йогические практики, не только заглянуть за черту смерти, но, что важно, помочь тем, кто странствует в неизведанном посмертном мире, преодолеть непривычное существование, а главное –достичь освобождения или снова удачно выбраться на берег воплощенной жизни. Существуют подробные описания всех стадий, переживаемых сознанием после смерти вплоть до нового рождения. Одно из таких описаний – знаменитая "Тибетская Книга Мертвых". Мы же знакомим читателей с небольшим текстом – молитвой о беспрепятственном преодолении опасного периода жизни человека: "Молитвой об избавлении от опасной тропы бардо, именуемой "Рыцарь, спасающий от страха" (Bar do 'phrang sgrol gyi gsol 'debs 'jigs sgrol gyi dp'a bo zhes bya ba bzhugs so). Текст написан Первым Панчен-ламой Лобсаном Чойжи Джалцаном (1570-1662), одним из учителей Пятого Далай-ламы (1617-1682), и представляет собой замечательный образец оформления буддийской схоластики художественно-поэтическим стилем.

После смерти человека буддисты обычно приглашают ламу – специалиста по системе чод. Его задача: помочь сознанию умершего безболезненно покинуть тело и безопасно пройти путями бардо. Среди текстов, читаемых ламой в непосредственной близости от умершего, обычен и тот, что ниже публикуем мы. Этот текст может читать не только лама, но и сами верующие, родственники и друзья умершего, если они достаточно грамотны и имеют обычные в Тибете для мирян низшие степени духовных посвящений.

 

Нам жизнь навязана, ее водоворот
Ошеломляет нас, но миг один – и вот
Уже пора уйти, не зная цели жизни,
Приход бессмысленный, бессмысленный уход.


Омар Хайям. Рубаи, 147. (Эпиграф переводчика)

 

ПЕРВЫЙ ПАНЧЕН-ЛАМА

Мольба об избавлении от опасной тропы бардо1,

именуемая

"РЫЦАРЬ, СПАСАЮЩИЙ ОТ СТРАХА"

 

Намо Гуру Манджугхошая2!

К Сугатам3 трех времен, дхарме и сангхе
Я и все блуждающие, неисчислимые, как небо,
В центре сердца просветленности
Приходим, как к Прибежищу,
И молим избавить от ужасов бардо.

Трудно найти и легко потерять
Эту хорошую опору, что дает шанс
Выбрать меж выгодой и убытком, счастьем и горем.
Чтобы эта бессмысленная жизнь
Стала такой опорой,
Благословите без устали изучать
Сердце великого смысла.

С собранным расстаюсь,
А то многое, что накопил, иссякло.
У верхнего предела стал немощен,
А предел рожденному – смерть.
Не иссякает и не прерывается со смертью
Побеждающая слепоту тантрийская традиция.
Благословите родиться в ней.

Пойманная в стенах
Ошибочного деления на субъект и объект,
Виджняна4 расстается с четырьмя грязными Махабхутами5
И иллюзорными скандхами;
Это – причина смерти,
Вызывающая всяческие страдания.
Благословите успокоить их.

Тело, что так любовно оберегал,
В час нужды обмануло меня,
И вот – предстаю
Пред ужасным врагом Ямой.
Когда нож трех ядов6
Оборвет мою жизнь,
Благословите успокоить неблагие видения бардо.

Когда доктор ушел,
А ритуалы не изгнали болезнь,
Когда отчаялась родня,
Что я буду жить,
Когда, в растерянности,
Я не знаю, что делать,
Благословите вспомнить Наставления Учителя.

Когда вместо жадно накопленных богатств
Осталось лишь умирающее тело,
Когда, расставаясь с милыми сердцу
Горюющими родственниками и супругом,
В отчаянии ухожу один,
Благословите, чтоб возникла радость.

Когда махабхуты земли, воды, огня и воздуха
Последовательно растворяются друг в друге,
Внешними знаками чего являются, соответственно,
То, что тело утратило силу,
Рот и нос пересохли, и язык запал,
Теплота угасла,
Дыхание стало прерывистым и хриплым.
Благословите породить сильный благой ум.

Когда тайным знаком этого
Возникают пугающие видения,
Подобные миражу, дыму и небу,
И начинается исчезновение
Восьмидесяти присущих мыслей,
Благословите постичь образ существования без смерти.

Когда махабхута воздуха
Начнет растворяться в виджняне,
И тем самым растворятся грубые махабхуты 7,
Внешним знаком чему явится
Прекращение внешнего дыхания,
Внутренним – различные видения,
А тайным – видение, подобно пылающему светильнику.
Благословите породить
Сильный памятующий ум.

Когда одна за другой
Растворятся три формирующие силы,
Знаком чего явятся видения,
Подобные луне, солнцу и темноте,
Благословите узнать свое лицо
При помощи йоги постижения
Пустотности сансары и нирваны.

Когда силы, связующие поток дхарм,
Растворятся в шунье,
И алая-виджняна избавится
От омрачающих факторов,
Знаком чего явится видение,
Подобное безоблачному осеннему небу,
Благословите узнать ясный свет дхарматы,
Как ребенок приходит на колени к матери.

Во время четырех шуней8
Подобный молнии огонь Брахмы
Расплавил луну.
Благословите непоколебимое самадхи
Мудрости единства
Вместерожденных блаженства и пустоты.

Когда вследствие этого
Растворится энергетическая поддержка
Двойственного ума
И ясный свет смерти
Возгорится величием
Больших и малых признаков,
Благословите, возникнув в самбхогакае бардо9,
Завершить самадхи иллюзии.

Если же в силу кармы
Бардо все-таки наступило10,
Благословите сразу же это понять
И постигнуть неистинность страданий
Рождении, смерти и бардо,
Чтобы ошибочные видения
Возникли очищенными.

Когда явятся четыре врага-мучителя
И возникнут ужасающие иллюзии,
Вызванные тремя ядами,
Благословите родиться в чистой земле
При помощи йоги преображения
Внешнего, внутреннего и тайного.

Благословите получить лучшую опору,
Тело небожителя Видьядхары11,
Или же тело отшельника,
Следующего трем практикам12.
Чтоб, достигнув полного понимания Двух стадий пути13,
Быстро реализовать Три Тела14.

Так завершена мольба об избавлении от ужасов бардо, именуемая "Рыцарь, спасающий от страха", которую во исполнение нескольких просьб, в соответствии со святыми наставлениями сутр и тантр, я, буддийский монах Лобсан Чойжи Джалцан, составил в доме монастыря Балдан Брайбун.
Этот текст должно хранить в большой тайне от тех, кто не является подходящим сосудом и не получил посвящения непревзойденной мантры.
Читай эту молитву после молитвы своему идаму15. Если в точности усвоишь суть, станешь царем проповеди о смерти.

Сарвамангалам!


 

Примечания

1. Бардо – промежуточное состояние между смертью и новым рождением.

2. Манджугхоша (тиб. 'jam-dbyangs) – буквально Нежноголосый, изображается в виде бодхисаттвы, олицетворяет могущество проповеди Манджушри.

3. Сугата (тиб. bde gshegs) – Пришедший во благе (эпитет Будды).

4. Виджняна (тиб. rnam-shes) – единичное сознание без содержания, самосознающий элемент бытия, единичная дхарма. Конструкция санскритского слова ви-джняна (vi-jnana) аналогична славянскому со-знание.

5. Четыре “грязные” махабхуты – твердая земля, мокрая вода, горячий огонь, движущийся воздух. В классификации махабхут, согласно Нацог-Рандолу (1308 – 1363), грязным (mi-gtsang) махабхутам соответствуют так называемые осадочные (они же внешние) махабхуты. Кроме того, есть еще три состояния для каждого из махабхут: это – осадок чистоты, или внутренние махабхуты (земля – как кости живых существ), чистота осадка (земля – как желтый цвет радуги) и чистые махабхуты (нетвердая земля, или Мудрость Ратнасамбхавы).

6. Три яда – неведение, страсть и гнев.

7. Грубые махабхуты – осадочные махабхуты и осадок чистоты.

8. Четыре шуньяты – шуньята внешнего (объекта), шуньята внутреннего (субъективного сознания), шуньята внешне-внутреннего (процесса восприятия) и шуньята шуньяты.

9. Ecли не реализована мгновенно дхармакая, обозначенная в тексте как Мудрость единства вместерожденных блаженства и шуньи, то умершему предоставляется шанс обрести так называемое самбхогакаевое тело – тонкое тело переживания бесчисленных светоносных и чистых форм в "сферах обитания" одного из пяти Дхьянибудд. Реализация дхармакаи, или соединение с Ясным Светом, есть окончательное освобождение, длится одно мгновение и есть то, что называется смертью. Можно сказать, что "смерти попросту нет", ибо сознание, отягощенное кармой, не замечает этой вспышки света, либо отшатывается от нее, погружаясь в радужную сферу бытия самбхогакаи.

10. Лишь после мгновенной вспышки света (дхармакая) и последующей световой фантасмагории самбхогакаи, каждая из которых есть возможность освобождения, наступает собственно бардо, полное разнообразных, вызванных кармическими причинами образов и заканчивающееся новым рождением.

11. Видьядхара – букв. Держатель знания, таковым называют реализовавших учителей в школе ньингма и в дзогчене, а также совершенных существ, пребывающих в сфере самбхогакаи.

12. Три практики (тиб. bslab-gsum) – дисциплина, созерцание и интуиция.

13. Две стадии пути: стадия зарождения (жедрим) – период визуализации согласно садхане, превращающий нечистое видение в чистое; стадия завершения (зогрим) – период овладения внутренним мандалом – энергетической системой каналов и чакр.

14. Три Тела (тиб. sku-gsum) – дхармакая, самбхогакая и нирманакая. Реализация Трех Тел – свидетельство достижения состояния Будды.

15. Идам (тиб. yi-dam) – буквально обет (ума), в просторечии – покровительствующее божество; более точное значение термина идам ближе к буквальному – защита ума. Обычно это название главного субъекта тантрийской садханы, антропоморфный объект созерцания. Идамом, как созерцаемым нирванистическим существом, можно назвать и Тару, и Манджушри, и, тем более, Хеваджру, Демчога или Хаягриву. Созерцаемый формный объект помогает стабилизировать беспорядочную игру ума, избежать опасных циклических в нем процессов, направить неиссякаемую энергию дхармового пространства в виде лучей и радуг во благо живых сушеств, а в виде огня, дыма, искр и вихрей пламени – на подавление своих и глобальных негативностей

Неканоническую трактовку идама дал ученик Б.Д.Дандарона Юрий Алексеев. Когда его спросили:

– Что такое идам? Он ответил:
– Разгневанный ум.
– Чей ум?
– Твой собственный.
– Разгневанный на кого?
– На самого себя.

 

Послесловие переводчика

Хотя это сочинение Первого Панчен-ламы и написано в форме молитвы, оно, тем не менее, содержит в себе краткое описание процессов, происходящих во время умирания. Эта, обусловленная жанром, краткость отсылает читателя к обширному корпусу учений о смерти, который предполагается известным. Фактически наш текст дает свертку основных моментов этого учения в мнемоническую форму молитвы. Это обстоятельство несколько затрудняет чтение текста читателем, мало знакомым с воззрениями буддистов на смерть, немало, впрочем, затруднило оно и перевод.

В качестве авторитетного источника для разъяснения сомнительных мест мы использовали работу Лончена Рабжампы "Зеркало памя-тования: разъяснение различных положений о бардо", вышедшую в английском переводе Эрика Пема Кунсана (E.P.Kunsang. The mirror of mindfulness. The cycle of the Four bardos by Tsele Natsok Rangdrol. Shambhala. 1989). Представленная ниже компиляция второй и третьей глав этой работы будет, как нам кажется, хорошим путеводителем по молитве Первого Панченя.

Мы включили в нее описание процесса умирания и не затрагиваем собственно бардо, так как, во-первых, подробное описание может быть найдено в широко доступной теперь русскому читателю "Тибетской Книге Мертвых. Хотя классификация Лонченпы не во всем совпадает с описанием Первого Панчен-ламы, тем не менее, этот материал не входит в Тойдол, и наша публикация была бы не полна без него.

 

Болезненное бардо умирания. Выявление его сущности

Под болезненным бардо умирания понимают весь период от момента начала недуга, приведшего к смерти, до появления Ясного Света дхарматы. Обычно появление этого Ясного Света включают в болезненное бардо умирания. Однако здесь, следуя дзогченовскому учению, я опишу лишь бардо умирания. Бардо Ясного Света дхарматы будет обсуждаться отдельно.
Высшие по своим способностям, те, кто освобождаются еще в течение этой жизни, не попадают в бардо. В дзогченовском учении говорится:
Высшие йоги умирают четырьмя способами:

как пространство снаружи и внутри сосуда соединяется, если сосуд разбить, так же тело и ум растворяются в пустоте дхармакаи;
как пламя гаснет, когда кончился хворост;
как умирает Видьядхара, наполняя небо светом;
как умирает дакиня, не оставляя тела.
Это – высшие способы умирания. Эти четыре способа смерти свободны
от описанных ниже процессов растворения.
Сказано также:
Средние йоги умирают тремя способами:
как маленький ребенок, который, умирая, не отличает умирание и не-умирание;
как нищий бродяга, не боящийся обстоятельств;
как лев в безлюдных снежных горах, отбросив привязанности.
Это – средние способы умирания.
Умирающий таким образом уже реализовал и не зависит от напоминаний.

Подробное объяснение процесса умирания

Для низших йогов и обычных людей здесь разъясняются два вопроса:

растворение внешних элементов – индрий и аятана;
растворение внутренних грубых и тонких мыслей.

Растворение внешних элементов

Тело живого существа возникает благодаря пяти махабхутам, поддерживается ими и погибает с их растворением.
Во время смерти ветер кармы поворачивает вверх, и поскольку он контролирует остальные ветры, то пять чакр разъединяются и пять ветров начинают исчезать. Детали процесса растворения можно найти в дзогченовской тантре Rig-pa rang-shar chen-po'i-rgyud, но, боясь такой массы слов, я не буду пускаться здесь в столь пространное изложение. Суммируя общие положения новых и старых школ, я разъясняю их так.
С исчезновением "поддерживающего ветра" (mnyam-gnas, удана) умирающий не способен усваивать пищу, и тепло исчезает из тела, начиная с конечностей. С исчезновением "жизненной силы" (srog-'dzin, прана) ум теряет свою ясность. С исчезновением "праны, очищающей (вниз)" (thur-sel, апана), умирающий не может испражняться. После исчезновения "восходящей праны" (gyen-rgyu, самана) он не может глотать, и дыхание становится прерывистым. С исчезновением "проникающей праны" (khab-byed, вьяна) конечности не слушаются и вены ссыхаются.
После этого начинается разрушение чакр, и с исчезновением поддерживающих ветров махабхуты растворяются друг в друге.
Одновременно с этим процессом исчезают также и пять вторичных ветров и связанные с ними индрии (органы восприятия) и аятаны. С растворением в пространстве виджняны прекращается внешнее дыхание, и здесь пролегает тот рубеж, из-за которого нет возврата. Все, вплоть до этого момента, называют обычными знаками смерти.

Растворение внутренних мыслей

В изложении этого вопроса я следую Калачакратантре.
В верхнем конце центрального канала находится доставшийся от отца белый элемент. С исчезновением верхнего ветра он опускается в сердце, и умирающий видит белый свет, похожий на лунный. Одновременно исчезают тридцать три мысли, связанные с гневом.
В нижнем конце центрального канала, в области пупка, находится красный элемент, доставшийся от матери. С исчезновением нижнего ветра он поднимается в сердце, и появляется видение красного света. Одновременно исчезают сорок мыслей, связанных со страстью.
Вслед за этим сознание растворяется в соединении белой и красной бодхичитт, и является "видение темноты". Одновременно исчезают семь мыслей, связанных с неведением.

Бардо Ясного Света дхарматы

Его сущность

После завершения этих стадий растворения энергетическая поддержка двойственного ума (rlun-sems) растворяется меж двух бодхичитт, и проявляется дхармакая изначального Ясного Света.

Подробное объяснение

Во многих тантрах видения миража и т.д. называются явленным Ясным Светом, а Ясный Свет Основы – неявленным пустым Ясным Светом. С его появлением связано видение безоблачного неба как символа осознания и пустоты изначальной чистоты. Тот, кто узнает этот Ясный Свет, тут же освобождается, не входя в бардо.

Перевод с тибетского и послесловие В.Е.Ушакова
Предисловие и примечания В.М.Монтлевича

[ПРАВИДЬЯ] [МЫ] [НАСТОЯЩЕЕ] [УЧЕНИЕ] [РУССКИЙ БУДДИЗМ] [НЕТРОЙСТВЕННОСТЬ] [ГАРУДА] [ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ]